Как правильно сажать пионы? Почему климат становится все теплее, а лето, наоборот, все холоднее? Где рождаются океанские течения? Почему цунами движутся с такой скоростью?

На все эти вопросы (а также многие другие) может ответить Борис Николаевич Богданов, в прошлом физик-ядерщик, а ныне – цветовод. На его подмосковных шести сотках растут четыреста сортов пионов и около тысячи сортов лилейников.

– Как вырастить красивые пионы? – спрашивает Борис Богданов и сам же отвечает: – У нас многие их неправильно выращивают. Пионы родом из Монголии, там теплое, солнечное лето. А вот дождей мало. Поэтому пионам нужно, чтобы корневище хорошо прогревалось. Полить их нужно два-три раза за все лето, но очень обильно: десять, двадцать ведер воды под один куст. У нас же многие цветоводы поливают пионы часто: каждую неделю, а то и два раза в неделю. И понемногу: одна-две леечки. В итоге и корневище от воды охлаждается, и цветок плохо напоен.

Сажать пионы тоже надо по уму. Сначала, рассказывает цветовод, надо выкопать достаточно глубокую яму, наполнить ее навозом. Сверху засыпать самой плохой, пустой землей. Посадить кусочек корневища. И обильно полить – чтобы земля осела. Корень, почувствовав, что есть нечего, начнет расти вниз. И, добравшись до жирного навоза, хорошо разрастется.

Пионами Борис Богданов начал заниматься еще в 1956 году благодаря своей жене. Она очень любила цветы.

– Моим делом было покупать рассаду и копать ямы, – рассказывает он. – Все остальное делала жена.

После ее смерти семь лет назад Борис Богданов не счел возможным бросить это дело. И хотя сил у него уже мало – все-таки 83 года! – продолжает выращивать цветы.

– Пионы у меня маленькие, – горестно говорит он, глядя на цветок Фестива Максима размером с мою голову. – Мне ведь приходится их возить в электричке, машины у меня нет – я инвалид, прав мне не дают. Поэтому я сажаю кусты пионов очень тесно, на расстоянии 20 см друг от друга. Посетителей такие маленькие цветы не впечатляют.

Много интересного может рассказать Борис Богданов про пионы. Например, что во Франции цветок должен быть не только красивым, но и ароматным. Такова, например, выращенная еще в XIX веке Фестива Максима («Большой праздник»). А вот американцы на запахи внимания не обращают, их пионы могут быть красивы, но при этом плохо пахнуть. Французы такие сорта сразу отбраковывают.

Чем еще интересен Борис Николаевич, так это страстью к экспериментированию. Причем еще со школьной скамьи. Тогда он с другом провел грандиозное исследование. Нарезали кровельное железо на полоски шириной 20 см, сложили из них материки, вкопали металлические «берега» в почву, насыпали внутрь побольше земли и пустили через эту импровизированную «Землю» ручей. Да еще и конфетти в воду насыпали, чтобы понять, куда вода течет. Всю весну и все лето провозились.

А осенью учитель в школе страшно обиделся: надо же, какой-то ученик утверждает, что знает, где рождаются все течения земного шара! На южном конце Южной Америки, между мысом Горн и Антарктическим полуостровом. В этом узком месте возникает разница давления, и из-за этого – течение. То самое, которое ошибочно – так утверждает Борис Богданов – называют Течением Западных Ветров.

«…Направления течений зависят не от ветра, уровня воды или силы Кориолиса, а от расположения препятствий на их пути» – так написал Борис Богданов в своей статье «Океанические течения».

К слову: за эту идею его в школе лишили серебряной медали.

Можно придраться к макету. Прежде всего – и это главное – он не вращался, как наша Земля. Сам же Борис Богданов в своей статье указывает, что скорость течения тем выше, чем дальше вода отстоит от полюсов. Можно придраться к тому, что у настоящей Земли есть разница между океанской и материковой корой, есть приливные волны Луны, наконец, есть ветры. Но уважения заслуживает уже сам факт постановки эксперимента.

Кстати, а почему все-таки лето холодное – при глобальном-то потеплении? И этому есть объяснение с помощью тех же течений.

– Из-за глобального повышения температуры из океана испаряется больше воды, – поясняет Борис Богданов. – Она выпадает в Евразии в виде снега. Большинство наших рек течет в Северный Ледовитый океан – это обусловлено наклоном материковой плиты. То есть в океан попадает больше пресной легкой воды. В результате Лабрадорское течение становится еще более мощным. Вместе с Гренландским течением оно доходит до Гольфстрима, подныривает под него и «убивает».

Разумеется, результат виден не сразу. Пока снег растает, пока стечет в море, пока обогнет Америку и дойдет до Гольфстрима – уже наступит лето. Холодное лето.

Еще одна интересная идея с гидродинамикой, озвученная Борисом Богдановым, – почему цунами движутся с такой бешеной скоростью? Более 800 км/ч!

Все дело в том, объясняет цветовод-физик, что цунами – это стоячая волна, которая находится на одном месте. А вот Земля вращается, причем с довольно большой скоростью. Например, на экваторе линейная скорость вращения составляет 1674 км/ч. На широте Японии, Индонезии и прочих стран, регулярно страдающих от цунами, – как раз те самые 800 км/ч. То есть все относительно: это не вода обрушивается на берег, это берег с огромной скоростью налетает на водяную стену.

Мысль интересная. Однако если это рассуждение верно, то от цунами должны страдать только восточные берега континентов – та же Япония и Индонезия. Побережье Америки от цунами должно «убегать».

В общем, дай Бог всем нам в 83 года сохранить такую ясную голову, любимое дело и тягу к познанию нового! Возможно, все это закладывается еще в школьные годы. Когда ребенок ставит в кастрюлю с водой бидон, льет туда из шланга воду и смотрит, как она закручивается вокруг бидона. Именно такой эксперимент провел маленький Борис перед тем, как перегородить ручей своей картой мира. Бидон блестяще сыграл роль Антарктиды.

Майя ПЧЕЛКИНА, фото автора.