fbpx

Любой несчастный случай можно предотвратить!

Представляем нашим читателям Анну Борисовну Бедерову. В АО «Мослифт» она занимает должность заместителя генерального директора по бизнес-процессам, качеству, охране труда, безопасности окружающей среды и деловой этике. Ответственность немаленькая, но и опыт колоссальный. Анна Борисовна работает в сфере безопасности лифтов уже 38 лет, знакома с принципами работы как региональных, так и международных компаний, с современными тенденциями. А главное – готова учиться сама и учить других.

– Анна Борисовна, у вас много наград – как российских, так и международных. Чем вы гордитесь больше всего?

– Прежде всего я, конечно, горжусь тем, что уже двадцать пять лет, четверть века, работаю в одной команде с Вартаном Нахапетовичем Авакяном. Это человек, который всегда полон идей.

Когда работаешь с ним, то расслабляться нельзя: надо постоянно держать руку на пульсе, следить за всеми новинками в мире, учиться. Я часто повторяю, что с ним я навсегда останусь молодой – ведь пока человек учится, он и не стареет. Приведу слова нашего генерального директора: «Важно, чтобы наши специалисты постоянно развивались, совершенствовали свои навыки, повышали уровень своей квалификации и осваивали новые стратегии».

Я также с гордостью вспоминаю съезд по охране труда, инициированный лично В. В. Путиным в апреле 2008 года. Нас было 220 делегатов со всей России. Для меня это было событием. Мне посчастливилось выступать на этом съезде! И в наших выступлениях мы с председателем независимых профсоюзов России говорили о риск-ориентированном подходе. О том, как предотвратить несчастные случаи с персоналом в опасных профессиях. Тогда это было нечто новое! Наши слова были внесены в резолюцию съезда – о том, что оценка рисков должна быть во всех направлениях бизнеса, это должно быть национальной политикой России. И вот в конце 2019 года в своем послании Федеральному Собранию России на чем заострил внимание Владимир Владимирович? Риск-ориентированный подход является эффективным методом для применения во всех направлениях деятельности.

И мы счастливы, что в АО «Мослифт» используется именно этот подход.

Управление рисками – это один из элементов Системы управления охраной труда. Внедрение же в целом Системы управления и позволяет быть уверенными, что любой несчастный случай можно предотвратить.

– В чем он заключается?

– Во-первых, это идентификация риска – что может быть опасным, что может привести к несчастному случаю на производстве. Во-вторых, оценка – какие могут быть последствия. В-третьих, исключение рисков. Если исключить невозможно, то тогда, по крайней мере, контролировать.

Мы составили карты оценки потенциальных опасностей для производства, монтажа и для сервиса лифтов. Например, электромеханик, приходя на объект, должен посмотреть, ограждены ли точки высокого напряжения и вращающиеся части оборудования. Если нет – к ним нельзя приближаться ближе чем на 1,5 метра. Глубокий приямок? Значит, надо воспользоваться специальной дверью. Нет страховочного ограждения на крыше лифта? Используйте дополнительную страховочную систему. И так далее…

– До прихода вашей команды в АО «Мослифт» такого не было?

– Охрана труда была всегда, но время идет, технологии усложняются… Сейчас Вартан Нахапетович говорит нам так: «Мы должны постоянно стремиться идентифицировать и исключать риски на рабочих местах, предупреждать несчастные случаи. Системное использование средств индивидуальной защиты снижает вероятность гибели и тяжелого травматизма. Помните, что у вас не будет второго шанса!».

Еще одно изменение – это выход на объекты руководителей. Наш генеральный директор требует, чтобы руководители подразделений были лидерами во всем – в том числе и в том, что касается охраны труда. Поэтому руководители всех уровней обязаны знать, что происходит на их объектах и какие там риски. Недостаточно только следовать инструкциям, а необходимо оценивать и исключать риски непосредственно на объектах производства работ. А там ведь может быть все, что угодно! По регламенту мы осматриваем каждый лифт раз в месяц. За этот срок в доме может что-то измениться. Например, электромеханик приходит и видит, что подходы к лифту завалены, что на лестнице возникли какие-то сложности. Это сопутствующие риски, и их тоже надо исключать.

– Насколько безопасен для персонала лифт «Стриж», который вы начали выпускать?

– Да, при конструировании «Стрижа» мы постарались сделать его максимально безопасным и комфортным не только для пассажиров, но и для персонала. Надо сказать, что самое эффективное средство – «физические барьеры», что подтверждает вся мировая практика. Поэтому в «Стрижах» надежно закрыты, во-первых, все токоведущие части. Добраться до них можно только с помощью специальных инструментов, которые, конечно же, надежно изолированы. Во-вторых, закрыты все вращающиеся части, все шкивы, все точки сбегания канатов.

Эти требования – ограждать части под напряжением и вращающиеся части – прописаны в российском законодательстве. Поэтому тут нечем особенно гордиться: мы соблюдаем законы, и все! Однако… не все их соблюдают. Мы обслуживаем 72 000 лифтов: это и отечественные модели, и зарубежные, с разным сроком службы. И среди них встречаются сложные конструкции, для которых мы разрабатываем специальные методы обслуживания и меры безопасности.

Надо отдать должное правительству Москвы. В столице была проведена огромная работа по установке специальных устройств безопасности от проникновения в шахту. Мы, лифтовики, называем это охраной шахты. В былые годы нередко случалось, что дети и подростки проникали в шахту, чтобы покататься на крыше кабины лифта. Это может показаться веселым, но это смертельно опасно! Сейчас столичные лифты (и, конечно, наши «Стрижи») оборудованы специальными контактами, которые отключают лифт. Раньше как было – несознательный гражданин проник в шахту, двери шахты закрылись, и лифт опять пошел. Теперь это исключено.

– Вы работаете в сфере безопасности уже 38 лет. Понятно, что за это время произошли очень большие изменения в технологиях. А вот изменилась ли психология людей? Относятся ли они к собственной безопасности так же, как и треть века назад?

– Да, изменилась. Пользователи стали более требовательными. Они больше знают, имеют возможность сравнивать: а как у нас, а как у них. Если тридцать лет назад человеку было просто достаточно того, что в его доме есть лифт – хотя бы какой! – то сейчас к этому лифту уже предъявляются требования: насколько быстро и мягко он едет, есть ли зеркало, яркий ли свет, удобно ли в него закатывать коляску, насколько красиво внутри. Мэр Москвы Сергей Семенович Собянин неоднократно говорил нам, что комфортная среда для москвичей – главная задача. И он просит всех, кто с ним работает, претворять это в жизнь.

– Вы отвечаете не только за безопасность, но и за охрану окружающей среды. Какие действия предпринимает АО «Мослифт», чтобы производство не сильно обременяло природу?

– Во-первых, это сбережение энергии. Например, в кабине «Стрижа» свет горит только во время движения. Как только пассажир нажал на кнопку вызова лифта, свет в кабине загорается. Во время аварийной остановки включается аварийное освещение, чтобы человек не оказался в темноте. Во-вторых, мы используем только безопасные порошковые краски. И постоянно следим за новинками, внедряем новые, безопасные для окружающей среды материалы.

– Какие самые частые нарушения встречаются в вашей практике?

– Самое частое – это когда человек начинает прыгать в лифте. При этом происходит кратковременное ускорение кабины. И этих долей секунды достаточно, чтобы сработала система ловителей и кабина остановилась. Также очень часто встречается перегруз: когда в кабину набивается слишком много людей или когда жильцы пытаются перевезти в ней много тяжеловесного груза, роняют его на пол кабины.

А самое страшное нарушение – это когда человек пытается самостоятельно выбраться из кабины. Если это физически сильный человек, то он просто ломает двери и начинает вылезать… И возможно падение в шахту. Потому что из кабины открытого проема шахты не видно: человеку кажется, что вот он, этаж, сейчас он спрыгнет или перешагнет и будет на твердой, надежной лестничной площадке.

Сейчас в Москве принят регламент: если лифт остановился, то электромеханик должен прибыть на место в течение 30 минут. Такой временной диапазон сильно сокращает количество несчастных случаев. Человеку просто не хватает времени, чтобы самостоятельно выбраться из кабины.

Комфорт и безопасность пассажиров – это наша цель, это то, что мы продаем. И опять процитирую Вартана Нахапетовича: «Наша задача – бесперебойное обеспечение высокого качества жизни москвичей и удовлетворения всех их потребностей».

За выдающиеся успехи при организации аудитов по безопасности и качеству Анна Борисовна Бедерова награждена почетным знаком «Лучшие люди России» и решением Министерства Труда России внесена во II том Энциклопедии «Лучшие люди России».

Беседовала Майя ПЧЕЛКИНА.

Метка: Анна Борисовна Бедерова