fbpx
автомобиль, загрязнение воздуха

Осенний воздух стал теплее и грязнее

В столице подвели итоги непрерывного экологического мониторинга воздушного океана — то есть атмосферного воздуха, которым мы все дышим.

Во-первых, минувшая осень побила очередные температурные рекорды — к таким новостям мы уже привыкли. «Эта осень станет самой теплой за весь период метеонаблюдений в столице», – сказал 30 ноября научный руководитель Гидрометцентра России Роман Вильфанд. Прошлый рекорд зафиксирован в 1967 году: тогда средняя температура в октябре составила 9 градусов Цельсия. В минувшем году в октябре столбик термометра поднялся на две десятых выше: 9,2 градуса. А это, между прочим, на 4,1 градуса выше нормы! Не подкачал и ноябрь: средняя температура 3,2 градуса, что опять-таки на 4,4 градуса выше положенного.

Ну, а с точки зрения экологов, подобная теплая погода — это не очень хорошо. Есть такой термин: неблагоприятные условия рассеивания загрязняющих веществ. Штиль, безветренная погода, туманы, а также появление слоев воздуха с инверсией температуры. Для тропосферы действует простой закон: чем выше, тем холоднее должен быть воздух, но аномально теплая осень создает аномальные условия. И порой возникают ситуации с инверсией температуры, с воздушными слоями, которые теплее, чем должны быть. Все это мешает воздуху быть чистым и свежим.

Согласно данным Мосэкомониторинга, осенью 2020 года количество дней с неблагоприятными условиями возросло на 25 процентов — по сравнению с осенью 2019 года! Это немало: почти на четверть всего за один год! Причем чаще всего подобные явления наблюдались в октябре.

Однако, как ни странно, тенденции все равно оказались положительными. Например, концентрации оксида углерода (СО или угарный газ) оказались ниже, чем прошлой осенью на 8 процентов. Содержание взвешенных частиц РМ10 и РМ2,5 — главных врагов нашего здоровья — не изменилось и осталось на том же уровне, что и в сезон позапрошлого года.

В целом по городу средние концентрации основных загрязняющих веществ не превысили нормативов. Оксид углерода, диоксид азота, диоксид серы, взвешенные частицы — все было в норме. Вот только оксид азота вблизи автотрасс время от времени чуть-чуть превышал максимальную разовую концентрацию. Но в целом по городу он держался в пределах нормы.

В составе городского смога есть еще один газ — озон. Когда он в стратосфере, то это хорошо, это поглощение смертельно опасного ультрафиолета. Но вот когда он в тропосфере и тем более у поверхности земли, то это плохо, потому что озон — это очень сильный окислитель. И вообще яд как для людей, так и для растений.

В Москве с наступлением осени концентрации приземного озона снизились в 1,6 раза и составили в целом по городу 0,017 мг/м3. Это — порог человеческого обоняния, при этих значениях человек может почувствовать запах озона. Среднесуточная предельно допустимая концентрация для населенного пункта составляет 0,03 мг/м3, а максимальная разовая концентрация не может превышать 0,16 мг/м3.

Что можно в целом сказать по этим результатам? Год действительно был очень странный и необычный. То, что уровень загрязнения воздуха в мегаполисе был в пределах нормы (а по некоторым показателям даже ниже), можно объяснить пандемией и снижением социальной активности. Грубо говоря, автомобилей на улицах стало меньше.

Но тут наверняка внесли свою лепту и программа «миллион деревьев», которая продолжала работать, несмотря ни на что (не забудем также, что высаженные в прошлые годы деревья и кустарники все время увеличиваются в размерах!), и ужесточение требований к качеству топлива и характеристикам двигателей, и замена столичных автобусов на электробусы, и увеличение количества автомобилей на газовом оборудовании, а также электромобилей…

Словом, Москва, несмотря на гордое звание мегаполиса, продолжает держать марку мегаполиса с очень чистым воздухом.

И этому не смогли помешать даже неблагоприятные погодные условия.

Майя ПЧЁЛКИНА.

Читайте также:

За последние 10 лет в Москве снизился уровень загрязнения атмосферного воздуха

вертолеты МАЦ, пожар

Мониторинг пожарной безопасности Москвы выполняют четыре вертолета МАЦ

Ежедневный мониторинг пожароопасной обстановки в столице осуществляют экипажи четырех пожарных вертолетов Московского авиационного центра. С первого дня лета они регулярно обследуют территорию города. К началу августа было выполнено 265 вылета на разведку и обнаружено 4 очага возгорания, потушен крупный пожар в ТиНАО. Всего на службе Московского авиацентра находится десять вертолетов, четыре из них предназначены для тушения пожаров.

вертолеты МАЦ, пожар

С момента заступления вертолетов Московского авиационного центра на боевое дежурство прошло тринадцать лет. Авиапарк Московского авиацентра 6 августа 2007 года укомплектовали тремя пожарными вертолетами Ка-32А и одним Ми-26Т.

За счет особой системы пожаротушения пожарный вертолет Ка-32А способен подавать огнегасящий состав в сам очаг возгорания. Разработкой и установкой системы занимались пилоты и авиатехники центра. Специалисты усовершенствовали водяную пушку, в результате чего она стала тушить огонь в горизонтальном, вертикальном и боковом положении. Собственная разработка авиацентра сделала доступным тушение огня на любом этаже высотного здания.

вертолеты МАЦ, пожар

Как рассказал директор МАЦ Кирилл Святенко, эффективность новой системы пожаротушения удалось проверить на нескольких крупных пожарах – на заводе «Алмаз-Антей», в башне делового центра «Москва-Сити» и реставрационном центре им И.Э. Грабаря.

«Это технологическое решение мы неоднократно демонстрировали на международных учениях. Такой разработки нет ни в одной стране мира», – подчеркнул Святенко.

Не менее высокие результаты работы показал и новый пожарный вертолет Ка-32А11ВС. Машина заступила на боевое дежурство весной этого года. Удостовериться в высоких технических качествах вертолета удалось во время ликвидации пожара на территории ТиНАО в поселении Рязановское.

МАЦ постепенно обновляет свой авиапарк. После окончания срока эксплуатации, вертолет заменяют новым.

вертолеты МАЦ, пожар

Столичная пожарная авиация сегодня способна справиться с самым сложным пожаром. Вертолёты МАЦ могут одновременно ликвидировать с воздуха сразу два серьёзных возгорания.

Всего с момента открытия Московского авиацентра столичные пожарные потушили около 80 крупных пожаров.

Юлия Смагринская.

Читайте также:

Пилоты МАЦ потушили 80 крупных пожаров в Москве и области

Станции мониторинга воздуха обновляют и заменяют

В Москве проходит масштабная замена станций контроля атмосферного воздуха. Всего планируют заменить 13 станций. Одна из первых — АСКЗА Хамовники, расположенная напротив дома 24 по улице Хамовнический вал. 

С одной стороны — пути Московского ценрального диаметра и Лужнецкая эстакада, с другой — жилой дом. С одного боку — сквер, с другого — Комсомольский проспект. А между ними виднеется небольшая зеленая будочка, украшенная гербом Москвы и пейзажем города-сада. На крыше расположены хитрые метеорологические приборы, например, емкость для измерения количества осадков или чашечный анемометр — прибор для измерения скорости ветра. 

Но главное в будочке — начинка. Здесь стоят тонкие приборы, которые способны измерять концентрацию 14 загрязнителей. Среди них: оксид и диоксид азота, оксид углерода, диоксид серы, приземный озон, сероводород, метан, стирол, бензол, нафталин, формальдегид, толуол, фенол, а также взвешенные частицы РМ2,5. Кстати, последние считаются самыми опасными в силу своего малого размера — цифры 2,5 означает, что их диаметр не превышает 2,5 микрона, то есть 0,0025 мм. 

— По сути дела это — обыкновенная пыль, — поясняет заместитель директора ГПБУ «Мосэкомониторинг» Евгений Никитич. — Если вы посмотрите на пыль, которая оседает на подоконнике, то увидите, что она черного цвета. Основа московской пыли — это частички сажи, продукты горения топлива. Сажа и уголь обладают абсорбирующими свойствами, то есть впитывают другие вредные вещества. Из-за малого размера частицы РМ2,5 оседают в легких и накапливаются в них.

Концентрацию этих опасных частиц в воздухе измеряют с помощью специального фильтра и очень точных весов. Частицы РМ2,5 оседают на фильтре, он становится чуть тяжелее — буквально на тысячные доли микрограмма — и весы это улавливают. 

Система мониторинга воздуха в столице начала создаваться в 1996 году. Сейчас проходит замена станций, которые были введены в эксплуатацию с 2003 по 2006 год. Во-первых, их ресурс оказался выработан, во-вторых, за это время появились более точные, более эффективные приборы. На сегодня московская система мониторинга атмосферного воздуха является крупнейшей в России и соответствует всем российским и международным требованиям.

За последние пять лет станция, расположенная в Хамовниках, зафиксировала снижение концентраций диоксида серы в 4 раза, диоксида азота в 1,1 раза.

— Это достаточно «чистое» место, несмотря на то, что рядом проходит большая эстакада, — говорит Евгений Никитич. — Здесь нет высокой застройки. Есть в городе такие места — мы их называем воздушными каньонами  где оживленные трассы оказываются стиснуты высокими домами. Вот там уровень загрязнения может быть достаточно высоким.

Действительно, дома вокруг не превышают 8 этажей — эстакада находится заметно выше их крыш. Внизу много зелени — она хорошо и эффективно поглощает вредные автомобильные выхлопы, очищает воздух. Правда, далеко не все породы дерева могут выдержать такую нагрузку. 

Пользуясь случаем, мы решили выяснить у знатока московского воздуха, за каким видом транспорта, по его мнению, будущее?

– Действительно, – согласился Евгений Никитич, – двигатели сейчас меняются к лучшему. Бензиновый перешел с карбюратора на инжектор — степень загрязнения воздуха заметно снизилась. Помните, как воняли и дымили наши советские «жигули»? Обязали ставить на дизели фильтры — еще лучше. Но будущее, я думаю, за гибридным двигателем, бензиново-электрическим. Неплох также газовый. И если в городе будет развернуто достаточное количество заправок и зарядных станций, то воздух у нас станет заметно чище.

Майя ПЧЕЛКИНА. 

Метка: мониторинг