fbpx

Почему современное российское военное кино уступает советскому

Грядет юбилей Великой Победы. И хоть коронавирус в наши планы внес большие изменения, но кинематографисты-то готовились к дате заранее: в стране за последний год снималось немало фильмов о войне.

Алексей Герман-младший еще полгода назад снимал игровую картину «Воздух» о советских  летчицах.  Леонид Якубович летом начал работу над документальным фильмом про героических летчиц из так называемого полка тети Дуси.  Снимались фильмы о партизанах, танкистах, пехоте…

Удивим ли мы их теперь? И если увидим, то какими они будут?

Думаю, что не погрешу против истины, если предположу: они будут разными. В зависимости от цели, которую ставили перед собой авторы, и их жизненной позиции.

В последние лет шесть-восемь именно военное высокобюджетное кино в России подвергалось самой острой критике, несмотря на то что государство старалось активно поддерживать фильмы о Великой Отечественной войне.

Картины «Сталинград», «Спасти Ленинград», «Т-34», «28 панфиловцев» и другие широко рекламировались. Это, с одной стороны, обеспечивало высокий интерес к ним, а с другой – рождало недовольство: многие были серьезно разочарованы увиденным.

Меж тем российское военное кино у нас любят. Мы с удовольствием пересматриваем картины «В бой идут одни “старики», «Семнадцать мгновений весны», «Двадцать дней без войны», «Они сражались за Родину», «А зори здесь тихие»…

 Так в чем же дело? Что упускают современные кинематографисты?

В дореволюционной России первой игровая лентой была «Оборона Севастополя». Основатель отечественной «фильмы» (именно так это тогда звучало) Александр Ханжонков по высочайшему повелению Николая II, при его поддержке, снимал это кино как имеющее колоссальное нравственно-воспитательное значение для граждан страны.

Можно ли говорить о нравственно-воспитательном значении современного военного российского кино? Обратимся к военным блокбастерам последних лет. Бросается в глаза, что многие из них сняты по типовому голливудскому шаблону: лихо закрученный сюжет, компьютерные масштабные батальные сцены, откровенный секс и либо хеппи-энд, либо минорный финал. Взять хотя бы «Спасти Ленинград»: только ленивый не увидит в нем конструкцию, содранную с «Титаника».  Само по себе «заимствование» эталона – не самое страшное.  Самое страшное, что российское военное кино, как справедливо заметил режиссер Павел Чухрай, постепенно превращается у нас в масштабный аттракцион. За участившимися любовными историями на фоне военных действий часто теряется сама война. Когда же подобных историй нет и на экране только батальные сцены, то они почему-то выглядят как «фальшак» — мы не верим ни единому компьютерному кадру.

Хороший оператор Анатолий Мукасей предположил, что причина этого в том, что артисты, снимавшиеся в советских военных фильмах, либо сами участвовали в той войне, либо застали ее в тылу: «У них глаза были другими».

Хороший режиссер Эльдар Рязанов в свое время говорил, что наличие на экране отрубленных пальцев хоть и вызывает нутряной ужас, но еще не означает искусства. Как не имеет отношения к искусству (это я уже от себя добавляю) медленно вплывающий в кадр окна огромный корпус самолета, готовый пробить стену соседнего жилого дома. Это щекочет нервы, вызывая естественный страх, но больше имеет отношение к освоению новых компьютерных технологий, с которым киношники носятся сегодня. К технологиям, с которыми часто стали путать понятие «кинематограф».

Причем даже очень хорошие режиссеры среднего поколения уверяют, что, может, это и не так плохо? Ведь подрастающему поколению нужен герой на экране, такой, как, например, Чапаев… Потому что после того, как молодежь, мол, полюбит Чапаева – героя, она легко будет осваивать такие фильмы, как «Они сражались за Родину». 

Не уверена, что это так. Что-то в это позиции настораживает. Только не подумайте, что я – против Чапаева! Ни в коем случае.  Но при позиции упрощения, «игры в поддавки» очень легко извратить саму суть. Примером может служить запрещенная у нас к широкому показу оскаровская комедийная драма «Кролик Джоджо» Тайка Вайтити.  Я ее посмотрела. Фашизм там вроде бы и есть, но какой-то действительно кроличий, игрушечный. И герой – бравый американский парень – спасает симпатичного мальчика от агрессивного звероподобного советского солдата, дошедшего до Германии. Мелочь вроде бы, но чувствуете, как ловко она переворачивает картину Великой Отечественной войны с ног на голову?

А поколение людей, которые выросли уже после развала СССР, составляют теперь эту картину мира именно вот по таким фильмам. Не только у нас в России. По подобным фильмам складывается представление молодых о той войне. Для молодняка историческая достоверность перестает быть определяющим критерием качества военного кино. Для них в нем   на первый план выходят драйв и спецэффекты.  «Правда», – как сказал один из героев «Смешариков”, – это другая газета. А у нас – чтобы не скучно было».   Но «не скучно» и полуправда — они ведь хуже откровенной лжи, потому что полуправда вообще не распознаваема. Вот некий известный западный политик в свое время, когда его спросили, начнется ли Вторая мировая война, ответил: «Начнется лет через 20, после того, как забудут ужасы Первой мировой». Чувствуете?  Компьютерные киноаттракционы на военную тему – мощный шаг в том же направлении.

Но, к счастью, у нас снимаются и авторские военные ленты, которое посмотреть можно в основном на фестивалях. Ну, или вот как сейчас: как раз активно выкладывают на различные интернет-платформы.

Холодное Танго (режиссер Павел Чухрай)

Сюда можно причесть и пронзительную военную мелодраму «Холодное танго» Павла Чухрая, который вырос в семье режиссера-фронтовика, и это очень чувствуется на экране.  Это и «Война Анны», в которой война воспринимается глазами ребенка, прячущегося в камине, как воспринималась она глазами детей в знаковых советских фильмах «Иваново детство» и «Иди и смотри». Стоит посмотреть «Дорогу на Берлин», спродюсированную Кареном Шахназаровым, снятую по военным дневникам Константина Симонова. Там показана история взаимоотношений двух солдат, и она восходит в своем психологизме к истории фильма «Служили два товарища». А есть еще и трогательный дебют «Солдатик» Виктории Фанасютиной, рассказывающий о шестилетнем партизане Великой Отечественной, дошедшем до Берлина (с Виктором Добронравовым в роли командира партизанского отряда). 

Солдатик (режиссер Виктория Фанасютина)
Дорога на Берлин

Любой из этих фильмов, не имея в себе батальных сцен с погонями на танках, в первую очередь рассказывает о чувствах людей, о том, как они ломаются или сопротивляются этому безумию. Там есть ощущение того, насколько война ужасна и абсурдна. И все они глубоко антивоенны. Может, потому их и хочется пересмотреть еще раз через некоторое время. А не это ли критерий настоящего искусства? 

Елена Булова

Метка: Анатолий Мукасей