fbpx
Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Более десяти лет на учебно-тренировочном полигоне в деревне Апаринки (Ленинский район Московской области) собираются добровольцы разных спасательных отрядов. Тренируются, обмениваются опытом и знаниями, осваивают новую технику. Ветераны обучают новичков азам спасательных работ. В пестрой толпе часто мелькают оранжевые куртки «Лизы Алерт» и синие – «Спасрезерва». Вместе с Департаментом по делам гражданской обороны, чрезвычайных ситуаций и пожарной безопасности города Москвы они — главные организаторы этого мероприятия.

Здесь также есть спасатели из ГБУ «Автомобильные дороги», добровольцы-пожарные Красногорска, добровольные лесные пожарные Центрального региона. Под ногами крутятся собаки в ярких накидках с надписью «спасатель». И тут же ходит улыбчивая девушка. Лицо у нее залито красной краской и куртка тоже испачкана красным. Это — пострадавшая. Ее будут спасать.

Все должно быть если не по-настоящему, то максимально реалистично. Поэтому все начинается с грима. Такого, что ноги подгибаются. Сначала на кисть руки нанесли специальную массу, провели по ней борозды, затем тщательно все прокрасили красным цветом. В конце гример покрыла большой палец руки серым цветом.

– Это гангрена, – объявила она.

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

– Гангрена? Так быстро? – удивляюсь я, глядя на совсем свежую «рану» рядом.

– Ну мало ли что у нее с кровообращением, – вмешивается стоящий рядом мужчина. На руке у него «окровавленная» накладка, из которой торчат длинные щепки — результат «встречи» с деревом.

Девушка весело улыбается. Помимо «раны» и «гангрены» на руке у нее еще «рассечен» лоб.

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Есть здесь раны и похуже. Вот парень, на руке у него силиконовая перчатка, имитирующая серьёзно пострадавшую кисть. Еще один парень с «раздробленным» коленом. Вот опять девушка, у нее разрезан рукав куртки. Оттуда торчит узкий треугольник гофрокартона.

Тем временем одному из пострадавших начинают оказывать помощь. Это крупный парень с залитым «кровью» лицом и накладкой на лбу, имитирующей черепно-мозговую травму. По легенде, он упал на стройке. Ведет себя как и положено пострадавшему — сидит на скамейке, качается, кричит, просит скорее ему помочь. Рядом проходит инструктаж группы спасателей, и в первую очередь — ее командира. «Руководитель что должен делать? Руководить! Вот и командуй. Ты, ты и ты — берите носилки, ты и ты — аптечку. И вперед. И разговаривайте с ним, разговаривайте!»

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

 

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

На разговоры пострадавший реагирует неожиданно агрессивно. «Вы кто?! Вы из милиции?! Что вы делаете?!» И продолжает дергаться и кричать. Спасатели не обращают на это внимания и тщательно перебинтовывают голову. Следуя указаниям инструктора, придерживают челюсть, фиксируют ее, затем заводят под человека носилки и укладывают его.

В это время другая группа с аптечкой и носилками уже наготове. Поэтому через сто метров травмированный покидает носилки и возвращается обратно, на следующую перевязку.

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

После каждого «забега» с носилками следует разбор полетов. «Лицо нужно было протереть», – объясняет инструктор. Впрочем, на учениях этот момент можно и пропустить, а на происшествии важны все этапы оказания первой помощи.

Следующая точка: имитация здания. Со второго этажа доносятся женские крики о помощи. Дверь здесь примерно как в «Недоросле»: не прилагательное, а существительное. В самом дверном проеме ее нет, она стоит перед ним, отдельно, на треугольниках-опорах. «Вход заблокирован, экстренное вскрытие двери», – поясняют мне. Наконец дверь вскрыта и сверху поочередно спускают на носилках пострадавших: пожилого мужчину, женщину и ребенка, причем у ребенка «сломана» нога.

– Дедушку спустили первым, потому что он ближе всех лежал и самый тяжелый, – объясняет пострадавшая Маша. – А ребенка — последним, потому что до нее было не добраться, пока меня не вынесли.

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Ребенок рядом подпрыгивает на одной ноге. С другой снимают шину. Ступню не зафиксировали — минус. Ничего, тяжело в учении, в бою не забудут.

Чуть дальше — другой сценарий. Тушение пожара в природных условиях. Энергичная Кася и флегаматичный Иван из отряда добровольных лесных пожарных Центрального региона рассказывают новичкам об опасности сжигания травы.

– Думают, что этим уничтожают всех клещей, – сетует Кася. – Но на самом деле наоборот: погибают все их естественные враги, а сами клещи прекрасно себя чувствуют. Но зато мы читаем новости: человек решил сжечь траву на участке и спалил 67 дач…

– Новость двухнедельной давности, – вставляет Иван.

– Да? А я приводила в качестве примера новость прошлого года, – отвечает Кася.

– Такое, увы, случается регулярно, – подтверждает Ярослав Соколов, старший дежурный смены ПСО «Спасрезерв». – Мало того. От загоревшейся травы загорается и торф. Он способен тлеть очень долго — неделю, две, месяц… Иногда — год. А потом вспыхивает. Отсюда и рождаются мифы, что торф способен самовоспламеняться. Не может! Это всегда дело рук человеческих. Но кто свяжет пал травы, который был месяцы назад, с сегодняшним торфяным пожаром?

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Иван демонстрирует оборудование. Воздуходувка, которой сбивают пламя и противопожарный ранец с водой. «Работаем всегда в двойках: «дувщик» впереди, «ранщик» идёт за ним, тушить то, что осталось после работы напарника. «Дувщик» — это бронепоезд: он ничего не слышит и видит только перед собой, «ранщик» следит за ним», – поясняет он. Еще один важный инструмент — стальной щуп-термометр почти в человеческий рост. Это как раз для проверки температуры торфа, для обнаружения и ликвидации мест тления.

Один из важных моментов — четко знать зону своих возможностей. Например, с открытым переломом в полевых условиях ничего сделать нельзя — это работа уже хирургии. С природными пожарами тоже: низовой пожар, который ползет по траве, тушить относительно легко. Тростники — два метра высотой — сложнее: тут работают уже «тройками». Один дует, двое с ранцами страхуют его по бокам. А вот верховой пожар с земли уже не потушишь: тут нужны авиация и лесоповал.

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

– Двадцать восемь, двадцать девять, тридцать… Пульса нет! – это манекену возле водоема проводят сердечно-легочную реанимацию. Лед на поверхности пруда не совсем растаял, и посреди этого льда, в полынье находится человек в оранжевом гидрокостюме. Он зовет на помощь, ему бросают веревку, вытаскивают на берег. Человек спасен, но манекен по-прежнему отказывается оживать, и на его силиконовое лицо надевают дыхательную маску.

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

Апаринки, ГБУ «Автомобильные дороги», Лиза Алерт, спасатели, спасатели-добровольцы, Спасрезерв, учения,

А тем временем в лесочке рядом работают кинологи-добровольцы: ищут с собаками пропавших детей, учатся ориентироваться на местности. Участники отряда «Лиза Алерт» в ходе сборов рассказывают о волонтерах-конных наездниках и владельцах конюшен. Если у человека есть конюшня или хотя бы лошадь — он может стать одним из спасателей или предоставить для поиска животное. Лошадь может пройти там, где не проедет даже байк.

В спасательном деле (как и в любом другом) главное — не останавливаться на достигнутом, постоянно развиваться и двигаться вперед. Именно для этого и проводятся сборы. Волонтеры знакомятся, обмениваются опытом, повышают квалификацию, знакомятся с новинками техники. И расширяют свою сферу деятельности.

Майя ПЧЁЛКИНА.

Видео автора

 

Читайте также:

Спасатели ликвидировали два ДТП на полигоне Апаринки