fbpx

 

В этом году театру «Сфера» под руководством народного артиста России Александра Коршунова исполняется 40 лет. Александр Викторович играет в спектаклях, снимается в кино, преподаёт в театральном училище им. М.С. Щепкина и с 2013 года является главным режиссёром театра «Сфера». Наша беседа – о театре и о личном восприятии режиссера города, в котором он живет.

– Александр Викторович, 31 марта  2023 года 200 лет русскому драматургу и писателю Александру Николаевичу Островскому. Столичные театры готовятся к юбилею, выбирают пьесы, ищут новые формы подачи этого богатейшего материала. Премьеру какой из пьес ждать зрителю в вашем театре?

 – В преддверии 200-летия Александра Николаевича и в год 40-летия нашего театра «Сфера» мы выпустили премьеру одной из пьес Островского, посвященных актерам, миру ТЕАТРА – «Без вины виноватые».

 – Чем обусловлен выбор пьесы Н.Островского «Без вины виноватые»?

– Александр Николаевич Островский – это тоже «место нашей силы», это вечный живой источник добра, чистоты, поэзии и духовности. «Без вины виноватые» – пьеса о жгучей потребности настоящего, правды в  жизни и в искусстве, во всем, в любви, творчестве, человеческих связях.

Эта пьеса о ТЕАТРЕ, об актерах – и нам показалось, что именно эту постановку надо осуществить в год 40-летия нашего театра «Сфера» и в преддверии грядущего 200-летия Александра Николаевича.

– «Театр «Сфера» находится в уникальном месте – в городском саду «Эрмитаж» – памятнике садово-паркового искусства, расположенном в районе улицы Каретный Ряд в центре Москвы. Что означает для вас это место? Связаны с ним какие-то воспоминания из вашего детства?

– Я родился и рос в центре Москвы, совсем недалеко отсюда и помню, как в детстве мы с мамой и папой ходили в «Эрмитаж» гулять, а потом бегали сюда с моими школьными товарищами. Здесь был тогда кинотеатр «Эрмитаж» и я не раз в нем бывал. Помню, почему-то очень хорошо, как посмотрел именно здесь фильм «Фокусник» Петра Тодоровского с Зиновием Гердтом в главной роли. Помню, что он меня, мальчишку, как-то очень тронул.

Позже, заканчивая Школу-студию МХАТ, я вместе со своими однокурсниками играл здесь один из наших дипломных спектаклей на традиционной сцене небольшого концертного зала, который помещался тогда именно в том здании, где сейчас живет наша «Сфера».

На месте нынешней «Новой оперы» находился тогда «Зеркальный театр» сада «Эрмитаж» и мы, став уже актерами «Нового драматического театра» (он был создан на базе нашего курса, выпуска 1975 года, под руководством профессора Виктора Карловича Монюкова), но, не имея еще своего здания, летом, здесь репетировали наши спектакли…

Так что, с этим местом много чего связано… И ведь какие люди здесь в саду «Эрмитаж» бывали и творили! Ведь и МХАТ здесь открывался!

«Без вины виноватые»,  фото Майтелес.

– «Сферу» называют живым театром. Что для вас означает это выражение?

– Мне так и хочется сказать: приходите к нам в «Сферу», у нас в фойе продается замечательная книга создателя нашего театра, Екатерины Ильиничны Еланской, которая так и называется «Живой театр». Лучше, чем там написано, не скажешь.

А если коротко: это театр современный, сегодняшний и вечный, театр искренних чувств и глубоких мыслей, театр, в котором существует подлинное сиюминутное живое общение актеров и зрителей и все направлено на то, чтобы это драгоценное душевное общение каждый раз возникало.

– Что вам ближе по духу: старая Москва или новая, все стремительно уходящая вширь и ввысь?

– Москва – особенный организм, который живет по своим законам, в ней много всего намешано, она все переживет и «переварит». Но мне, конечно, ближе старая Москва…

– Ваше любимое «место силы» в городе?

– Это, конечно, центр, где я родился и вырос: Большая Дмитровка (бывшая Пушкинская улица), Петровка, Тверская (бывшая улица Горького), все окрестные улицы и переулки, и бульвары, и сад «Эрмитаж»… Очень люблю арбатские переулки, между Старым Арбатом и Пречистинкой, в юности часто и подолгу бродил там…

«Без вины виноватые»,  фото Александра Либкова.

И раз уж зашла речь об этих местах, не могу не сказать о том, что болит.

Каждый раз, проходя или проезжая сейчас по Тверской, гляжу в сторону Камергерского переулка и сердце кровью обливается, глядя на то безобразное положение, в котором находятся два стоящих здесь памятника: Станиславскому и Немировичу-Данченко и Чехову. Не берусь судить о художественных достоинствах памятника Станиславскому и Немировичу, но бронза, из которой ее изваяли, со временем не приобрела благородной «пушкинской» патины, а сделалась почему-то желто-горчичного странного цвета! Но это полбеды.

Памятник стоит на дешевого вида постаменте, не имеет никакой оградки, и его постоянно чем-то окружают и перегораживают, абсолютно недопустимо и бесцеремонно! То вплотную его окружают торговые ларьки, то загораживает огромное пасхальное яйцо, сейчас на все новогоднее время прямо перед ним ставятся огромные конструкции-арки, Пушкина от них, слава Богу, освободили, Юрий Долгорукий так высок, что ему и «море по колено», а Станиславский и Немирович за ними теряются совершенно, задавленные и загороженные! И зимой и летом памятник абсолютно никак и ничем в темное время суток не освещен, ничем не подсвечивается! Стоят темные, сгорбленные, перегороженные конструкциями, сиротливые фигуры! 

«Без вины виноватые», фото Александра Либкова.

А правее, невдалеке, стоит почему-то буквально «в углу», словно поставленный «в угол», несчастный Антон Павлович Чехов. Тоже всегда в полной темноте! Позабытый – позаброшенный! В теплое время года его тут же окружают вплотную яркими зонтиками уличного кафе, скрывая наполовину. Те, кто постарше, хорошо помнят, что раньше именно по этой стене, в углу, располагался спуск в общественный туалет. Недавно я увидел, здесь проезжая (по-моему, я не ошибся), что левее Чехова по этой стене появилась рядом железная будка современного биотуалета!..

Моя жизнь, жизнь моей семьи, моих предков вся связана со МХАТом. Отношение к этим великим людям у меня абсолютно святое. То, что я вижу сейчас – недопустимо!

Я бы перенес памятник Станиславскому и Немировичу-Данченко подальше от Тверской вглубь Камергерского, поставил рядом с родным МХАТом, а памятник Чехову замечательно встал бы, на мой взгляд, напротив, в п-образном дворике, где служебный вход в театр и кассы. И не загораживать! И осветить!..

– Продолжите фразу: «Москва для меня это город, который….»

– Москва для меня – это город, который я люблю больше всех других городов на Земле. Здесь мой дом. Это моя родина.

Нина ДОНСКИХ.