fbpx

Селезень-блондин обжился на московском пруду

Селезень-блондин

В природно-историческом парке «Останкино» сотрудники Мосприроды комплекса городского хозяйства заметили селезня кряквы необычного окраса — очень светлого. Полным альбиносом его назвать нельзя: голова чуть коричневая, на грудке есть светло-рыжие перья, да и оперение крыльев и хвоста немного окрашено. Но, тем не менее, очень светлый — натуральный блондин!

Селезень прекрасно чувствует себя в стае обычных уток, и ни один из его сородичей не проявляет по отношению к нему агрессии.

У животных бывает несколько видов нарушения пигментации. Нам больше всего известен альбинизм — полное или почти полное отсутствие меланина. Пигментные клетки просто не могут его вырабатывать.

Еще один вид — лейкизм. Это частичная потеря пигментации у животных, которая никогда — в отличие от альбинизма — не затрагивает глаз. Лейкизм часто путают с альбинизмом, но причина у него другая: отсутствие пигментных клеток и сокращение всех типов пигментов. Причем полный лейкизм — по всему телу — встречается крайне редко. Скорее всего, у селезня в «Останкино» именно лейкизм: если присмотреться к фотографии, то можно заметить, что глаза у него черные. В этом и заключается разница: у альбиносов клетки зрительного нерва всегда теряют меланин, а у лейкитов (давайте будем их так называть) пигментные клетки в глазах будут всегда.

Ксантизм — тоже нарушение пигментации в пользу желтого или оранжевого цвета. Серо-зеленая черепаха становится желтой, светло-желтый карась — ярко-красным. Зеленый неразлучник похож на канарейку-переростка, а зелено-черная жаба рогатка превращается в золотую.

Название «эритризм» происходит от древнегреческого слова ἐρυθρός — красный. Бывают животные, которые намного краснее, чем им положено от природы.

Все эти отклонения достаточно редки. Белая птица хорошо заметна хищникам — разумеется, к полярным совам это не относится. К тому же альбинизм часто сопровождается нарушениями зрения. Да и светло-желтые животные тоже слишком ярки для спокойной жизни. А вот меланизм, наоборот, очень часто становится доминирующей окраской. Например, в Малайзии почти половина леопардов — черные пантеры. Да и среди ягуаров пантеры тоже не редкость. Среди городских одичавших кошек много черных. Мало того: чернеть стали даже бабочки! Березовая пяденица, например, тысячелетиями имитировала кору дерева, покрытую светлым лишайником. Но в промышленных районах на стволах деревьев лишайников нет, зато нередко есть слой черной копоти. Вот бабочки и начали чернеть.

Вопреки распространенному и даже неоднократно воспетому мифу, животные с альбинизмом, ксантизмом, эритризмом и меланизмом не подвергаются дискриминации со стороны сородичей. Единственная беда, которая им грозит — это нарушение покровительственной окраски и заметность для хищников. Или для добычи. Белому тигру охотиться наверняка намного сложнее, чем черному леопарду.

Но на московских прудах птицам с нарушением пигментации должно быть безопасно.

Майя ПЧЁЛКИНА.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *