fbpx

Собачья жизнь или история с открытым финалом

Собачья жизнь или история с открытым финалом

собака

Гоша кашляет. Сильно. Уже три месяца и ничего не помогает. Уже не знаем, как и чем лечить. Гоше четыре года и ни коклюша, ни бронхита, просто кашель. Аллергия? В квартире ремонт, только въехали – клубы строительной пыли, высокая влажность, даже сырость, за шкафом на стене прижилась плесень. Убираемся, убираемся и убираемся. Вентиляцию наладили, плесень убрали – в доме свежо и прохладно. И все равно кашляет. Всей семьей изучаем результаты анализов на аллергию – вся палитра от цветов до животных – отрицательная. Что за кашель? Подозрение – ГЭРБ. Уклон кровати на двадцать пять градусов и диета – кашель исчез. Ура!

Вольт еще не знает, что он Вольт

Я с детства мечтал о собаке, и всю мою жизнь меня сопровождали исключительно коты. Их было немного, всех помню поименно – члены семьи. А потому и уверенность в том, что я – кошатник не случайна.

Долгий период аренды жилья завершился для всей нашей семьи внезапной покупкой в ипотеку собственной квартиры, а точнее таунхауса с небольшим земельным участком, и все чаще и чаще стала посещать мысль о собаке. Старый седеющий, но все еще черный кот Тайсон, словно читая мысли, ходил в некотором напряжении. В скором времени мысли стали озвучиваться, причем, как ни странно, всеми членами семьи. Вроде как уговаривают меня… Видимо, мысль, как вирус (актуальненько), мгновенно заразила всех членов семьи. Обиженный кот некоторое время даже не подходил к миске. На нервической почве исхудал и полинял. Наконец, после долгих обсуждений, обдумав все за и против, решили, что пятого ребенка наша семья не выдержит, тем более и двух лет не прошло с рождения младшей дочери, а для радостных детских игр пока вполне достаточно старого кота. Кот выдохнул, начал поправляться и обрастать.

Однажды, в жаркое июльское воскресенье, когда дети разбежались по друзьям-приятелям, жена с младшей дочей уехала по своим делам, я вышел из квартиры, с весьма амбициозной целью доделать весь ремонт примерно до обеда,  как вдруг из-под стоящей под окнами скамейки выкатился пыльный, серый ком, похожий на маленькую тучку, и, скуля и дрожа, прижался к моим ногам. Дел много, погода хорошая, ремонт в доме своими силами – дело трудозатратное: бегаю со двора в дом и обратно, то и дело случайно пиная вмещающегося под ногами щенка. Так весь воскресный день он проходил за мной хвостом. Признаюсь, смутные мысли подтачивали весь этот день. Оставить или не оставить? Ближе к вечеру похолодало, ремонту конца и края не видно, сижу на лавочке, отдыхаю – редкие минуты тишины.

Вольт в коробке. Инструкция к собаке не прилагалась.

Жена с дочей вернулись, и первое, что я говорю: «У нас подкидыш». Она заглянула под лавку – серый щенок с голубыми глазами скулил и дрожал. Она взяла его на руки и занесла в дом. Кот был в ужасе. Отмыв кошачьим шампунем и высушив феном, обнаружили, что щенок-то абсолютно белый, с дымчатыми ушами, не тучка – облако! Кот любезно поделился своими консервами (кто б его спрашивал), и, под оголтелое чавканье, нового члена семьи нарекли Вольтом.

Вольта полюбили все дети. Особенно четырехлетний Гоша. Он вцеплялся руками в шерсть, таскал его на руках, утыкался носом в пух, впрочем, то же делали и старшие дети. Вся семья была счастлива, кроме кота и тех, кто постоянно убирал за Вольтом лужи. Спустя два месяца на руках Гоши появилась сыпь. Подумали съел что-нибудь или аллергическая реакция на пластилин, до которого он большой любитель. Пластилин забрали – еле успокоили. Через несколько дней руки превратились в нечто неописуемое – в одну ночь кисти отекли, возникли волдыри, некоторые полопались, кожа лезла лоскутами, а руки зудели так, что ребенок не спал ночами. Сказать, что была паника – ничего не сказать. Молодой врач-дерматолог спокойно осмотрел и подытожил – дерматит аллергического характера. Две недели пили антигистаминное, мазали руки гормональными мазями – прошло, выдохнули. На десять дней.

Субботним утром Гоша не может сжать кулаки – так отекли руки. Вновь появились волдыри. Вновь нестерпимый зуд и бессонные ночи. Едем к педиатру и первое, что он говорит, видя руки, – срочно избавляться от собаки. Педиатру сложно не поверить. Записались на прием к аллергологу, но до него, извините, целых три дня. Запретить ребенку общаться с собакой – невозможно. Будка на улице – хоть и живем в поселке таунхаусов, все-равно не принято – цепной пес добрым и ласковым не будет. И куда девать доброго и ласкового пса, любимца детей? Решили на время, или навсегда, уж как получится, найти новый дом для собаки. Сделали, что в наших силах. Во-первых, разместили объявление на всех возможных ресурсах в интернет. Во-вторых – сели на телефон. Первые в списке – родственники и друзья.  Собака никому не нужна и к этому мы, собственно, были готовы, следовательно, следующий шаг – найти среди знакомых, так или иначе связанных с приютами. И такие нашлись, однако, помочь не смогли: в муниципальный приют, как оказалось, собаку со стороны определить невозможно. Только через отлов или приехать и оставить рядом с приютом – заберут, никуда, мол, не денутся. А вот к этому мы готовы не были. Следующий шаг – «холодный» обзвон частных приютов. Оказалось, что приютов много, очень много, а мест в них нет. Бездомных собак значительно больше. Некоторые из них выразили желание помочь, запросили фотографии и информацию о собаке. Больше мы о них не слышали. Уже отчаявшись и думая у кого занять баснословную для нашей семьи сумму на просторный вольер во дворе, набираю последний в списке номер. Отвечает низкий, грудной, но твердый женский голос. Думаю – все. Придется занимать на вольер.

Владелицу голоса зовут Анастасия. Скороговоркой пересказываю всю историю и слышу вопрос: «Вы хотите сегодня собаку привезти?».

В этот же вечер Вольт был у Анастасии дома, а на следующий день его перевезли в приют. Вместе с собакой мы передали несколько упаковок сухого и влажного корма. И все. Но не все.

Проблема уличных собак с развитием города становится только острее. Чем больше город, тем сложнее экосистема: крысы, кошки, собаки и прочие – все они должны находиться в балансе – без кошек увеличится популяция крыс, а с нашествием крыс справится только Гамельнский дудочник. Кто регулирует численность кошек – тут разводим руками: в дикой природе кошка – мелкий хищник, следовательно, может стать добычей более крупного хищника – закон природы. Вмешиваться в этот закон можно и нужно, но это задача задачей государства в лице местных властей, однако нарушение этого баланса происходит не только естественным приростом собачьего и кошачьего населения. К примеру, что делать семьям, волею случая вынужденным отказаться от животного, с которым прожили день, месяц, год и больше? Куда везти животное? Это хорошо, если есть финансовая возможность отдать на передержку, в отель для животных – в нашем капиталистической системе эти виды деятельности могут быть выгодны для «инвестирования», но приют для животных не является прибыльным коммерческим делом, а, следовательно, может быть либо дотационным, либо существующим на средства энтузиастов и волонтеров. Дотационные, т.е. муниципальные приюты так просто собак не забирают – только через отлов. В частные приюты отдать собаку тоже сложно – собаке необходимы: 7-9 девять квадратных метров и будка. А еще рацион, выгул и уход. А еще, приют необходимо разместить так, чтобы он не мешал местным жителям. Проще отвезти животное в лес, да там и оставить. Выбор между жизнью ребенка и собаки очевиден. Но мне повезло.

фото приюта “Даная”

Приют «Даная» находится в деревне Насадкино Дмитровского района. Около десяти лет назад Анастасия приобрела здесь собственный участок, до этого в этом же районе участок арендовали. Постепенно поставили забор, хозяйственные постройки, вольеры. Животные принимаются в приют бесплатно, но просят, по возможности, приобретать корм. Количество собак в приюте всегда разное: от 100 до 150 собак. Принимают и кошек. На территории приюта живет конь. В приюте есть собаки-инвалиды. Финансирования и помощи у приюта нет. Волонтёры помогают пристройству собак, привозят корма.

фото приюта “Даная”

«Основное финансирование всегда на мне. – говорит Анастасия. – Работают в фонде 1-2 работника, супруг и я. Бываем там каждый день вечером, ночью, в выходные целый день. Постоянно идёт стройка, ремонт вольеров и построек. Стерилизуем вновь поступивших собак за собственные деньги: раньше действовал тендер на бесплатную стерилизацию в Дмитровском районе, сейчас его нет. Варим кашу с мясом в большой полевой кухне. У нас два кормления. Когда есть сухой корм и мясо, то делаем третье. Каждодневных нужд очень много. Очень нужны поворотные механизмы для собак, живущих в будках. Всегда нужны сухие корма, пелёнки. Нужны строительные материалы: брус, рубероид, профнастил. По опилкам вопрос мы решили: забрали с пилорамы двух собак со щенками, за это нам теперь привозят бесплатные опилки. Нужна помощь в выгуле, расчёсывании собак, покраске построек, распиле досок на дрова. Если есть желание помочь, звоните 8-916-087-8085».

Казалось бы, вопрос решен: Вольт в приюте, ребенок изолирован от предполагаемого аллергена, должен пойти на поправку, но… В первый же вечер плакали все дети. Даже не плакали – выли! Утром квартира встретила пугающей пустотой и тишиной, словно заглох самый главный мотор. Потом пришла тоска. Три дня тоска притуплялась беготней по врачам – анализы, консультации. Звоним Анастасии, спрашиваем – потенциальных хозяев нет.  Дерматолог и педиатр хором твердят об аллергии именно на собаку, говорят все правильно сделали – мысли о Вольте отходят на второй план – страх за жизнь и здоровье ребенка затмевает все переживания по поводу предательства. И вот аллерголог ставит диагноз – дисгидротическая экзема. И кто бы подумал, что вызывается она чем угодно, но не внешним аллергеном! Итак, сдаем дополнительные анализы – надо же убедиться, что это не аллергия на собаку, однако аллерголог уверенно утверждает, что собака тут ни при чем, хотя и допускает вероятность в один процент.

В четверг вечером – долгожданный звонок, Вольта хотят забрать! Назначаем встречу в приюте на субботу, ждем, скрестив пальцы. Все понимают, что Вольт уже не останется в приюте. Даже если его не заберут, мы не сможем его оставить. Снова возникли мысли о незапланированных финансовых затратах на вольер. Естественно, ехали всей семьей – шесть человек, попробуй хоть кому-нибудь отказать…

Подъезжая к приюту, слышим хоровое лаянье. Собак действительно много. Навстречу нам с дружеским тявканьем высыпает кучка щенков, неподалеку пасутся козы, по полю вальяжно прогуливается конь. Подходя к забору, слышим выделяющийся обрывисто-скулящий лай и белое пятно в стойке – Вольт.

Вольт облаял всех. Он подбегал к каждому, вылизывал лицо, руки, одновременно скуля и лая, жаловался, упрекал. Дети и плакали, и смеялись. В какой-то момент, увлеченные радостной встречей, не заметили, как сзади подкрался конь и губами ущипнул старшую дочь Лизу за макушку. Визг стоял похлеще собачьего! Коня от греха подальше увели, хотя дети, очень просились его погладить. Только Лиза уже не просилась, она переключилась на коз, мирно пасущихся невдалеке.

Пока ждали потенциального хозяина для Вольта, разговорились с супругом Анастасии – Романом.

Он рассказал несколько душераздирающих историй о том, как к ним попадали собаки – истощенные, измученные не столько бродяжничеством, сколько людьми, порой намеренно развивающих в собаке агрессивность через голод и жестокость. На мой вопрос, как же они справляются, Роман скромно ответил: «Каждый сходит с ума по-своему». Говорит: «Иногда с женой едем в магазин, я возвращаюсь с покупками, а на заднем сиденье щенки плачут… Настя уже подобрала где-то. Не можем пройти мимо…».  

Вот, наконец-то, приехала Екатерина. Сколько ни пытались мы подвести к ней Вольта – не идет пес! Но опыт общения с собаками берет свое и Екатерина отводит в сторону Вольта, говорит с ним, смотрит ему в глаза, но Вольт, только она ослабила хватку, вырывается, подбегает к нам и прячется у нас в ногах. Глядя на это, Екатерине ничего не оставалось, кроме как признать – это, мол, ваша собака. Мы еще немного поговорили, как опытная собачница она дала несколько мудрых советов, Вольт все это время сидел у детских ног. Дети, обступив Вольта, приняли воинственный вид, и казалось, что они первыми разорвут любого, кто осмелиться его забрать.

Домой Вольт ехал тихо. После приюта все больше спал. Честно при знаться, мы так и не поняли, что произошло. Страх, даже за жизнь – худший советчик в делах. С другой стороны, не случись этого, мы не узнали бы об этом замечательном приюте и людях, старающихся прийти на помощь. Ведь, по сути, семье, столкнувшейся с трудностями, связанными с собакой, нет иного пути, как выбросить питомца на улицу или подбросить к муниципальному питомнику. Можно много говорить об ответственности хозяина перед собакой, о решениях, продуманных заранее, но не всегда собака появляется в доме по нашей воле. Подобрать, обогреть щенка – это хорошее дело, но дальше требуется воспитание. Причем не только собаки, но и себя. А что делать тем, кто не справляется? Что делать тем, у кого в семье обнаруживается аллергия? Кто знаком с этим явлением знает, что аллергия может стать очень неприятным сюрпризом даже для взрослого человека. Что делать, если семья вынуждена уехать, а собаку никак нельзя забрать с собой? Что делать в случае смерти хозяина – простите, и такое бывает. Собака – это верное существо, и она будет верна своему хозяину, каков бы тот ни был, но ни верность, ни любовь не способна защитить не только от порой жестокого выбора, перед которыми ставит нас жизнь, но и от не менее жестоких решений. Именно в этих случаях приходят на помощь такие люди, как Анастасия и ее супруг Роман, не просто подбирающие на улицах брошенных животных, а помогающие людям, попавшим в трудную ситуацию. Я искренно благодарен им за их труд, настоящий труд. И очень рад знакомству.

Аллергия не подтвердилась. После обнимания Гошей десятка двух щенков и взрослых собак в приюте, ситуация с руками хуже не стала. Поиск ведём в других направлениях. Вольт дремлет на сшитом бабушкой лежаке, на него с лестницы опасливо поглядывает кот. И я почему-то уверен, что примерно такие мысли протекают в его голове: «Так свезло мне, так свезло, – думал он, задремывая, – просто неописуемо свезло. Утвердился я в этой квартире».

“Окончательно уверен я, что в моём происхождении нечисто. Тут не без водолаза.”

Кир Давыдов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *