Иван Охлобыстин: Пойду голосовать за будущую Российскую империю

Иван Охлобыстин

Известный российский актер, звезда «Интернов» Иван Охлобыстин собирается идти 22 апреля на всероссийское голосование по принятию поправок в Конституцию. «Лично я пойду голосовать больше, чем за поправки в Конституцию, – сказал артист. –  Я пойду голосовать за будущую Российскую империю». В интернете также появился комментарий актера к критически воспринятому в обществе «обнулению сроков»: «Президент, прежде всего, русский офицер, а русские офицеры никого ради Отчизны не щадят, в первую очередь самих себя. Так вот, как офицер, он сам точно решит, когда надо уйти. Не надо ему помогать в этом».

 Наш обозреватель беседует с артистом.

 – Иван, хорошо помню слухи о том, что вы свою кандидатуру некогда собирались выдвигать в  президенты. Это был фейк?

 – Это была очень смешная история. Мы тогда только что презентовали комедийно-криминальную картину «Соловей-разбойник». В тот период в обществе было много шума относительно выборов президента, многие выдвигали свои кандидатуры. Ну, и журналисты задали мне вопрос, не собираюсь ли я тоже выдвигать свою. Чувство юмора у меня есть. Я ответил: «Подумаю». И с женой улетел на Кипр. А по возвращении, меня окружили телевизионщики федерального канала. Они без меня тут, на родине, меня уже «женили». И с места в карьер, без наводящих вопросов, стали спрашивать о предвыборной программе. Сама ситуация, согласитесь, была анекдотичной. Я вполне серьезно ответил, что исповедаю консерватизм, национализм в его здоровой форме и еще империализм. И отправился с женой пить кофе. Сюжет появился в эфире практически с последним кофейным глотком. После этого, в течение нескольких суток, меня всерьез уговаривали ничего не предпринимать. Кто только не звонил! А все потому, что центр подсчета голосов обнаружил: у меня набирается президентский процент.

– Снова шутите?

– Почти нет. Но если совсем серьезно: я работал в разных областях и знаю, что достигнуть успеха в любом деле можно, только «женившись» на нем. Я не готов жениться на власти. У меня уже есть красавица жена и любимые дети, они требуют постоянного внимания. Я – из иного теста, и в период Пунических войн был бы не Агамемноном, а лучником-контрактником. Ну, разумеется, я себя дал уговорить. Но с того времени вопрос о моем президентстве обязательно всплывает на творческих вечерах. Ко мне даже в супермаркете подходят и говорят, что я эту идею зря оставил. То есть все это было серьезно и несерьезно, беспокойно и забавно. Но самое главное, я понял: в России очень много организаций заинтересовано в том, чтобы я не стал президентом, а остался артистом и писателем.

– К вопросу о писательстве: вы недавно выпустили первую биографическую книгу «Записки упрямого человека. Быль». Хотя до этого писали в жанрах военной драмы, экшена и фантастики, причем книги пользовались спросом. Что это вас вдруг потянуло на биографические откровения?

Иван Охлобыстин

–  В названии моей книги – «Записки упрямого человека. Быль» – есть ироничная  попытка отсыла к русской истории и литературе – к «Запискам охотника». На самом деле, я «раб лампы», то есть искренне люблю литературную деятельность, занимаюсь ею двадцать лет. Правда, никогда не думал, что мои автобиографические опусы  могут быть кому-то интересны. Но  издатель-профессионал, которому я доверяю, настоял выпустить мои рассказы и эссе, скомпоновав их в полотно, которое дало бы самое полное и тонкое понимание того, чем я являюсь на самом деле. Книга получилась эклектичной. Оно и понятно: каждый встреченный в жизни человек делает нас слегка другими.

– Это ваша философия?  

– Да. На обложке книги изображена моя голова, состоящая из огромного количества ящичков. Я  думаю, что мы такие и есть – сегментарные. Вспоминаю себя, двадцатилетнего: я ведь  руководствовался той же логикой, что и сейчас, хотя был несколько иным. Мне были позволительны определенные градации бытия, которые либо исполнялись, либо закрывали какие-то сегменты для меня. В жизни человек – существо составное.

Иван Охлобыстин

Мой любимый тост: «За друзей!» Потому что если изъять из моей жизни ее составляющие – жену, детей, друзей, то в итоге останется пятилетний мальчик в деревне Спас-Суходревск, идущий три километра под грозовым небом в школу, и стая кружащихся над ним ворон. То есть останутся лишь воспоминания о детстве. Потому что далее я весь составлен из людей. У одного перенял манеру рассуждать, у другого – опыт отношений с людьми, у третьего – опыт отношений с  мотоциклами, техникой и так далее. Все эти составляющие не только идеологические, но и бытовые – тактильные. Как и вера. Она тоже тактильна: мы же причащаемся телу и крови Господней – это процесс абсолютно тактильный.

– Раз уж вы затронули эту тему… сейчас идет православный пост. Как ваша супруга отнеслась к тому, что вы, православный священник, вернулись в кино?

– Оксана – искренне верующий человек, она очень переживает. А я человек грешный, слабый. И хочу все время для нее что-то хорошее сделать, что-то отдать ей. Мне очень нравилось служить в церкви. И надеюсь, в будущем я буду служить в ней, когда меня закончат снимать.  Но когда  уходил временно, чтобы никого из людей не искушать, – это, конечно, был сложный период, было много скандалов. Оксана мужественно приняла мой выбор, хотя  для нее это был также тяжелый удар – что я буду не служить, а заниматься какой-то ерундой. Но, как я написал в своей книге, «я верю, что Бог мерой моего спасения положил работу в пользу грядущей монархии».

– В момент, когда вы делали предложение своей жене, Оксана Арбузова уже была светской львицей и звездой фильма «Авария» – дочь мента». Что, кстати, ее в вас так подкупило?

 –  Мы, помню,  сидели за столом (об этом, кстати, в книге ничего нет). И я предложил: «Выходи за меня замуж». А она ответила: «Но я же не вижу твоего сердца». Тогда я взял кухонный нож, разрезал себе грудь (у меня теперь шрам), чего мог – отодвинул. А у меня там какая-то жилка билась, пульсировала активно. И я гордо сказал: мол, вот, смотри! А Оксана ответила: «Дурачок, сердце-то – слева!» Но замуж за меня вышла. Я люблю жену и хочу быть с ней. Глава «Быть с ней» в книге – самая личная. Я убежден, что самое прекрасное, что с нами происходит, – это любовь. Мы спасем Землю от окончательного уничтожения. Мы покорим космос. Мы сможем преодолеть навязанные нам противоречия и вновь стать единым народом.  Но все это ничего не будет стоить, если за всем этим не будет стоять любовь – единственное, ради чего стоит жить и умирать.

Иван Охлобыстин

– Резанули грудь ножом… А вы, оказывается, еще больший псих, чем ваш Доктор Быков из «Интернов».  И, видимо, мотоциклы любите так же, как и ваш обаятельный и слегка двинутый герой?

– Очень люблю. Но ездить на мотоцикле на данном отрезке моей жизни – безответственно. Я  – отец большого семейства. Потому что быстро ездить нельзя (мои девки еще не замужем), а медленно ездить – смысла нет. Сейчас я даже в кадре на мотоцикл не сажусь, за что мне очень благодарны каскадеры. Но зато у нас есть с Оксаной мечта: вот выдадим последнюю дочь замуж и  отправимся штурмовать вершину Чогори. (Чогори – вторая по высоте вершина Земли после Джомолунгмы. – Ред.) Кстати, в кино-то я пришел, как только понял, что волшебником мне не стать по законам физики, а самая близкая по профилю профессия – кинорежиссер. А на идею с кинорежиссурой меня натолкнул третий просмотр картины «Обыкновенное чудо».

– Ваши любимые места в Москве?

– Они овеяны легендами. Это  Никитские Ворота и Арбат. Эти места растворились в моих грезах.

Елена Булова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *