fbpx

Открытый город, открытая власть

Авторитетная аналитическая компания Economist Intelligence Unit назвал самым комфортным городом мира Вену. Как нам догнать столицу Австрии? Может быть, руководителям московских департаментов, депутатам  Мосгордумы, нам, жителям города, будет полезно узнать, КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ В ВЕНЕ.

Эффективное взаимодействие власти и гражданского общества – цель работы достаточно нового для России и мира проекта – «Открытое правительство». Результат такого взаимодействия обещает повышение качества работы государственного аппарата, а значит – и улучшение жизни граждан. В Австрии проект уже приносит свои плоды, хотя не все идет гладко.

«Всегда, когда делается что-то новое — люди поначалу теряют уверенность», – убежден руководитель группы по управлению процессами и информационно-коммуникационным стратегиям в сфере безопасности и охраны магистрата города Вена Томас СКЕРЛАН-ШУБЕК.

–  Начнем с  основополагающего вопроса. Проект «Открытое правительство», по вашему мнению – реально связующее звено между жителями города и властью?

–  Это и есть суть открытого правительства, администрация обязана предоставлять публике самые разные данные. А далее – жители и бизнесмены могут использовать информацию, налогоплательщики уже за это заплатили.

–  Плюсы «Открытого правительства» очевидны. Как вы считаете, существуют ли минусы у проекта?

– Минусы только временные. Мы должны всех участников процесса убедить в том, что открытость власти имеет смысл. Минусом можно считать тот факт, что нельзя делать общедоступными данные, касающиеся непосредственно руководителей и некоторых частей инфраструктуры. Недопустимо публиковать данные о состоянии здоровья физических лиц, или, к примеру, о подробностях работы водопроводов в Вене. Иначе существует прямая угроза безопасности. Все участники процесса должны понять: данные, которые раньше где-то просто хранились, сейчас доступны всем желающим и за счет их объединения получается новая информация. Если мы делаем доступной информацию по бюджету в интернете, то люди, которые хорошо разбираются с электронной обработкой данных, могут их использовать таким образом, что станет известно в каком районе сколько денег тратится на конкретные мероприятия или проекты. Недавно мы опубликовали данные, касающиеся деревьев, колодцев и фонтанов, и стало видно их размещение в городе. Но позже сами граждане разработали соответствующее приложение для мобильных устройств. И оказалось, что в ряде случаев мы ошиблись, пришлось исправлять карту. Так, что горожане помогают обеспечивать качество и достоверность данных.

– Какие шаги предпринимают органы власти и общественность для вовлечения молодежи в политическую жизнь Вены с помощью открытого правительства?

– Молодежь мы приглашаем принимать участие в форумах, где им предоставляются разнообразные данные, и они могут соревноваться в обработке этой информации. Правительство разрабатывает предложения, учитывая разные возрастные группы. Нельзя сказать, что мы готовим что-то специально для молодежи, пожилых людей или для людей среднего возраста – это в принципе для всех. У нас считается, что разнообразными данными больше интересуются молодые люди, так как они чаще используют смартфоны. Но, я считаю, что люди постарше в принципе уже догнали молодежь в этом плане.

– С какими трудностями вы сталкивались при запуске проекта «Открытое правительство»?

– Всегда, когда делается что-то новое, люди поначалу теряют уверенность, это касается как населения, так и наших сотрудников. Поэтому мы составили план действий для каждого отдела. На его основании можно оценить, какие данные мы имеем право открывать, а какие нет. Хочу отметить, что трудностей было мало. Сотрудники сразу поняли: это что-то хорошее и они хотят в проекте участвовать. Конечно, есть и те, кто хочет понаблюдать со стороны, как идет дело. Приблизительно 20 процентов вообще новые проекты не принимают. В целом, я считаю, что примерно половину работников правительства уже удалось убедить. Если сотрудник одного отдела видит, что коллега из другого уже применяет «открытые схемы», и у него это хорошо получается, то, естественно, стремится сам опробовать новшества. В Вене 23 района, если один район видит, что другой свои бюджетные данные открыл и предоставил населению, то действует принцип: если они могут, чем мы хуже?

– Какие крупные проекты вы осуществили благодаря проекту «Открытое правительство»?

– В Вене есть площадь Шведен Платц (Schwedenplatz), но как площадь она не выглядела, потому, что там есть трамвайные рельсы и проезжая часть дороги. Администрация решила площадь благоустроить с помощью “Открытого правительства”. Наши главные принципы — это гласность, прозрачность, участие и сотрудничество. Население, журналисты и политические деятели были вовлечены в обсуждение и одобрили результаты. С тех пор, как мы эти проекты осуществляем, получено много наград и призов. Мы видим, что это признается в международных масштабах.

Вена – «открытый город». Ожидается, что к 2030 году в столице Австрии будет 2 миллиона жителей, в связи с этим мы запустили программу «Smart City». Каждый год до 2030-го у нас будет появляться приблизительно 15 тысяч новых жителей. Это вызов как для инфраструктуры, так и для городского транспорта. Появится такая острая проблема, как предоставление рабочих мест. В решении подобных задач коммуникационные и информационные технологии играют очень большую роль, они должны быть в распоряжении города, страны. Людям важны, к примеру, данные, касающиеся метро: сколько времени потребуется, чтобы попасть из точки А в точку Б. Каждому горожанину пригодится подобная информация о работе торговли, службы быта, медучреждений. Имея все в распоряжении, можно обдумывать новые возможности для города, для того, чтобы сохранить высокое качество жизни. Благодаря современным технологиям в нашем электронном календаре мы можем посмотреть, когда у нас с вами есть время, и мы можем встретиться. В будущем (я надеюсь, что это будет еще при моей жизни) такие электронные приложения должны иметь более широкий спектр возможностей.

К примеру, если мы находимся на противоположных концах города, нам нужно будет встретиться где-то посередине. Такое приложение точно сообщит, на каком городском транспорте лучше добраться, сколько это отнимет времени и успеем ли мы еще где-то с кем-то пересечься. Если это близко, то можно использовать городские велосипеды (Сity bike) — то есть, самый быстрый и удобный, самый экологичный вариант нашей встречи. Если метро не работает, то сразу должны найтись варианты: как по-другому я могу попасть туда, куда мне нужно.

– Существует ли практика использования опыта других стран?

–  В принципе, да. Мы сотрудничаем с DAHLI (Германия, Австрия, Швейцария, Лихтенштейн). Первоначально так же пригляделись к американскому «Открытому правительству» и подсмотрели, какие сведения они предоставляют в распоряжение первыми, то есть делают общедоступными. Оказалось, что это географические, статистические и бюджетные данные. Поэтому мы взялись за то, чтобы такую информацию делать доступной в первую очередь.

– Расскажите об основных направлениях «Открытого правительства»?

– Приоритетное направление — географические данные. Все то, что можно учесть и изобразить на карте города. Например, если вы ищите квартиру в городе, то вы на нашей карте в интернете можете сразу посмотреть, где находятся ближайший детский сад, ближайшая аптека, врач, школа и какое там движение транспорта. Такие данные вы можете получить, просто нажав на точку, где искомая квартира находится.

– Давайте поговорим о госзакупках. Каким образом общественность Вены контролирует крупные госзакупки и делается ли это с помощью «Открытого правительства»?

– Проект бюджета и его исполнение, то есть какие были на самом деле затраты — все публикуется в интернете. Население знает, какие есть планы и по какой цене необходимое  должно быть приобретено. Далее – отчет о том, что было приобретено и почем. Такая схема работы действует в Австрии уже много десятилетий. Данные подготовлены так, чтобы люди могли их читать в текстовом формате. Сейчас эту информацию можно увидеть с помощью компьютера, более того, легко узнать, сколько было потрачено, скажем на детские сады, социальные пособия и школы в течение десяти лет. Легко получить представление о том, сколько было направлено денег в область культуры, в область бизнеса и так далее. Благодаря этому получаются определенная гласность и прозрачность, видно, как деньги тратятся. У нас есть новый проект, который еще не совсем завершен. Он называется – «Открытое домашнее хозяйство». На сайте, который в переводе звучит – «куда идет мой евро», вводятся данные от физического лица, в том числе зарплата. Далее выдается информация о количестве денег, ушедших, например, на социальные нужды, постройку дорог или финансирование политических деятелей из налогов. Покупая бутылку молока, я плачу 20% НДС, и хочу знать, на что уходят мои деньги. Это еще не совсем зрелый проект, но он уже работает.

– Одной из существенных проблем общения представителей государства и граждан является проблема «непонятности» государственной информации для простых людей. Как вы считаете, насколько доступна рядовому гражданину Вены информация, которую вы предоставляете?

– Для нас важно главное: граждане знают, как правительство города работает, и у них есть прозрачная информация о каждом нашем шаге. И более того, горожане имеют возможность оперативно влиять на принятие решений. Вот пример. Одну из главных улиц Вены решили полностью отдать пешеходам. Сначала было много различных вариантов. Там сделали временную пешеходную зону. Но начались протесты, и правительство города решило: будет референдум, участвовать в нем смогут все жители района. Скоро заканчивается срок обсуждения, и я предполагаю, что население выскажется против пешеходной зоны. Но это – демократия. Любой результат референдума правительство города обязано учесть. Лучше сначала все обсудить и поспорить, чем потом конфликтовать по этому поводу.

Правительство регулирует, в каких направлениях население будет участвовать в принятии решения, а в каких нет. Например по швейцарскому принципу раз в месяц проводят референдум. Очередной элемент — это соучастие. Здесь я тоже могу привести примеры. Например, население опрашивалось: какой светофор  больше всего действует на нервы?  Выяснилось, что есть некий перекресток, на котором временная фаза слишком короткая. В результате ввели кроме красного и зеленого желтый свет. То есть фазу, когда пешеход знает, что ему не надо возвращаться, а можно идти до конца. Второй хороший пример: у нас есть такое приложение, которое называется «Принимай участие, сообщай сразу» для смартфона. Допустим, человек идет по улице и видит какую-нибудь яму или полные мусорные баки — он может сразу со своего смартфона сделать фото и отправить его в министерство. Граждане — лучший контрольный орган. Невозможно столько чиновников отправить ходить по городу, чтобы они смогли все проверить. Жалобы рассматривают соответствующие отделы города. Но это имеет и отрицательную сторону, может получиться заколдованный круг. На карте города высвечивается информация: там что-то не так. И информацию об этом я получил в определенный день и время. Это первая часть прозрачности – администрация города уже знает, что не так. Гражданин сообщил об этом в указанное время, но светофор сломан или мусор не убран. На следующий день он смотрит: никаких изменений, неделя — не исправлено. Он видит, сколько времени администрации города требуется для того, чтобы убрать мусор или починить дорогу. Для чиновников это – своеобразная проверка.

– Прозвучало такое смелое для многих заявление о прозрачности. Следовательно, в Вене коррупции быть не может?

–  Данные, которые мы делаем доступными в интернете, проверены, они прозрачны. Правдивость мы гарантируем, мы под этим подписываемся, как власть города. Проблема коррупции может значительно ухудшить качество жизни населения. Я бы сказал так: где есть коррупция — практически нет инвестиций. Если нет инвестиций, то не создаются рабочие места и ничего не строится, поэтому понижается уровень жизни. Но с помощью “Открытого правительства” и транспарентных данных, которые общедоступны, видно, на что деньги потрачены. Поэтому, если бы кто-то здесь занялся коррупцией, то это бы сразу было видно. По крайней мере, вероятность злоупотреблений существенно уменьшается. Есть, конечно, проблема актуализации данных. Если они каждый день не обновляются, то могут быть неправильными, устаревшими. Но это уже вопрос нашей оперативной работы…

В одной беседе не затронуть всех аспектов сложного и масштабного проекта. Но некоторые штрихи открытости в работе власти по-венски, кажется, в нашем разговоре проявились. Что из этого опыта пригодится в Москве? Давайте подумаем и поспорим.

Беседу вела Христина ДЕНИСЮК.

One thought on “Открытый город, открытая власть”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *