Конечно, с кладами в московских водоемах дела обстоят неважно. Но важной работы для водолазов хватает. Например, убирать со дна мусор. И если природа отправляет на дно столичных рек и прудов камни и топляк, то люди выбрасывают куда более опасные вещи.

– Сегодня нашли несколько пустых разбитых бутылок, – рассказывает Андрей Чупак, водолаз-сварщик из ГУП «Мосводосток». – Причем они лежали очень опасно: острыми краями вверх.

Он натягивает на голову капюшон костюма и снова погружается в воды Большого Садового (Академического) пруда в Тимирязево. Все под контролем: к водолазу прикреплен фал, вместе с ним в воду идет напарник – он будет стоять по плечи в воде и страховать товарища. На берегу лежит коробка рации, из нее доносится хриплый «подводный» голос: «Нашел большой камень!»

– Забирай и выходи! – дают команду.

Андрей обучался водолазному делу в Севастополе. Пять лет назад перебрался в Москву. В шутку говорит так: из украинского Крыма переехать в столицу России было сложно, поэтому пришлось за собой потянуть весь полуостров.

Здесь, конечно, моря нет, и от этого крымчанину-подводнику, с детства привыкшему к маске и ластам, немного тоскливо. Но работы, причем работы любимой и интересной – хватает. Например, полтора года назад резали сваи под водой напротив Москва-Сити. А бывает, что из воды приходится вытаскивать целые автомобили! Конечно, больше всего водолазы востребованы в теплое время года, когда народ отдыхает на прудах и реках. Вот тогда их приходится регулярно осматривать и очищать от мусора.

– Состояние московских водоемов мониторят несколько организаций, и у каждой есть свои бригады водолазов, – объясняет Андрей Чупак. – Поэтому я не могу сказать график очистки для какого-то водоема. Мы пройдем, соберем что найдем, на следующий день другая бригада подберет то, что мы пропустили.

И даже зимой, когда водоемы скованы льдом, надо быть начеку и на связи. Вдруг что-то (или кто-то) провалится под лед? Тогда для работы водолазов рубят майны – это примерно как прорубь, только большая и широкая. И, конечно, существует специальная зимняя экипировка для подледных изысканий.

Глубина Большого Садового пруда небольшая – от силы четыре метра. Но в Москве встречаются места и поглубже, до 30 метров. С 12 метров начинается так называемая «режимная» глубина: выходить из нее надо не сразу, а постепенно, делая остановки для декомпрессии. Чтобы кровь от азота не закипела.

– Хотелось бы сказать всем отдыхающим – не бросайте вы мусор в воду! – говорит Андрей Чупак. – Ведь через какое-то время здесь же будут купаться ваши дети. Вы же принесли на пляж бутылку в пакете, правильно? Так положите ее в тот же пакет и выбросьте в мусорку!

Кстати, по наблюдениям Андрея, мусорят в основном приезжие. И это ему, как приезжему, обидно. Может быть, он затем и уходит под воду в поисках разбитых бутылок?

Майя Пчелкина, фото и видео автора.