fbpx

К 9 мая театр МОСТ выпустил специальную газету “Мост к Победе» — документальную хронику из рассказов режиссеров и актеров о своих родных защитниках и героях Великой Отечественной Войны.

Вряд ли в нашей стране есть хоть одна семья, которую Вторая мировая война обошла стороной. Главный герой повести советского писателя-фронтовика Вадима Шефнера, по одноименной повести которого в театре МОСТ поставлен спектакль “Счастливый неудачник”, говорит, что если он напишет книгу о своих погибших друзьях, то “в книге они все будут продолжать жить!”

Творческий коллектив театра МОСТ вспоминает родственников — ветеранов-фронтовиков. В 73-ю годовщину Великой Победы «Московская Правда» публикует уникальные материалы и «живые» фронтовые истории.

“Своею жизнью я обязан тому парню…”
Режиссер Евгений Славутин

Иосиф Ефимович Славутин.
Иосиф Ефимович Славутин.

— Эту историю о войне отец рассказал мне незадолго до своей смерти. До этого он никогда о войне не говорил. Будучи тяжело раненым и чудом выжившим, он покинул больничную палату только в 1946 году. Я родился в 1948 году. И если бы не было этой военной истории, не было бы меня. До сих пор она мне кажется придуманной каким-то писателем. И жизнь, которая является главной героиней этого непридуманного сюжета, была дарована моему отцу и через него, соответственно, мне, как эстафетная палочка режиссера свыше. Мой папа, Иосиф Ефимович, был начальником понтонно-мостового батальона, который строил на воде сооружения для переправы. У него был замначальника – совсем молодой, добрый русский деревенский парень. В автоколонне батальона шли 20 машин. Отец ездил в головной, а его помощник в замыкающей. Однажды он обратился к моему отцу с просьбой: “Иосиф Ефимович, мне хочется Россию посмотреть с вашего места. Я всегда еду в конце автоколонны и ничего не вижу. Давайте поменяемся местами.” Отец согласился. В тот день на автоколонну был налет фашисткой авиации и головную машину разбомбили.

 “Когда закончилась война, ему было только 20 лет”

Актриса Наталья Дедейко

Дедейко Сергей Романович.
Дедейко Сергей Романович.

— Мой дед не любил говорить о войне. И к моему стыду, много лет о подвигах деда ничего не знала. Собираю историю по документам и воспоминаниям родных. Был призван в 948 артиллерийский полк. Некоторое время был санинструктором, выносил с поля боя раненых. Однажды во время боя, наводчик орудия был ранен, дед заменил его и продолжил отбивать контратаку танков противника. Во время боя подбил один танк. В марте 1945 года в танковом бою сам был тяжело ранен, но с поля боя не ушел, продолжил вести огонь из своего орудия. Контратака была отбита. Дед попал в госпиталь, после выздоровления снова вернулся на фронт, дошел до Берлина. Вернулся домой только в конце 1946 с наградами: Орден “Красной звезды”, медали “За боевые заслуги”, “За взятие Берлина”, “За победу над Германией”. Когда закончилась война, ему было только 20 лет.

“ГЛАВНОЕ — ВЕРНУЛСЯ ЖИВОЙ”

Режиссер Георгий Долмазян:

⠀⠀ — В страшно длинном списке потерь Войны, невозможно передать словами, что значит увидеть напротив родной фамилии надпись “ЖИВ”.

⠀⠀Долмазян Левон Васильевич 1915 года рождения, на войну пошел в 1942.

Был награжден Орденом Отечественной войны I степени, Медалью «За оборону Кавказа».⠀За несколько лет войны был ранен всего один раз  — вражеская пуля сломала ему кисть. До медсанчасти добрался слишком поздно, кости срослись неправильно и два пальца так до конца жизни и остались “крестом”.

⠀⠀Бабушка Соня всегда говорила: “Пусть хоть все пальцы будут с такими ранениями. Главное, что вернулся живой”.

 “В голове не укладывается, как люди выжили”

Художник по костюмам, редактор службы PR Елена Мостовщикова

⠀⠀ — Эти хлебные карточки хранятся в нашем семейном архиве. Их не успели использовать – карточную систему отменили как раз в декабре 1947 года. Норма 550 гр в день: четыре пайки по 100, 200, 100 и 150 гр. При потере хлебная карточка не возобновляется. Это железное правило. Оно прописано в самом верху, выделено черной рамочкой.

Когда я смотрю на них, понимаю героев спектакля “Есть ли жизнь на Марсе” — так легко потерять такую крошечную карточку. И не понимаю, каково это — остаться без 100 граммов ржаного хлеба. Просто в голове не укладывается, как люди выжили.

“Вот – эта улица, вот – этот дом”

Актриса Ксения Берелет

Исполнительница роли Маргариты в спектакле “Счастливый неудачник” отыскала в Санкт-Петербурге реальный дом, в котором жили прототипы повести Вадима Шефнера о Ленинграде накануне войны.

— В спектакле есть один особенно напряжённый момент – главный герой вынужден пройти по карнизу, чтобы защитить честь своего двора, а все остальные персонажи с тревогой следят за каждым его шагом. Было важно представлять этот дом и этот карниз до мельчайших деталей, чтобы хорошо понимать, куда именно мы смотрим – из этого рождается сценическая достоверность. Узнав, что прототип этого дома по сей день стоит в районе 15-й и 16-й линий Васильевского острова, где живут «чётные» и «нечётные» герои Шефнера, я поехала в Питер и отыскала тот самый дом.

«Голливудская» история

Актер Александр Лисицин

Александр Иванович Барков.
Александр Иванович Барков.

— Мои фронтовые дедушки и бабушки рассказывали десятки реальных, пережитых ими лично, событий, во многом благодаря этому я вырос таким, какой есть. Вот одна из многочисленных “голливудских” историй моего деда Александра Ивановича Баркова: Мой дед служил на Южном фронте. Был инженером авиации. Когда полк стоял в районе Нальчика, военные узнали, что в горах был сбит наш самолет. К счастью, летчик смог посадить самолет на вершине горы. Дедушка с техниками поднялись на гору и поняли, что нужно менять двигатель. На ослах двигатель затащили на вершину, самолет починили. Оставалась одна проблема — нет взлетной полосы. Тогда самолет привязали тросом к горе, летчик разогнал новый двигатель на полную мощность и в этот момент трос отпустили. Самолет резко разогнался и исчез из виду. Спасатели побежали к краю площадки и увидели, что самолет благополучно взлетел и направился на аэродром.

«Он не вернулся из боя»

Заслуженна артистка РФ — Людмила Давыдова

Вениамин Александрович и Нина Александровна Курасовы.
Вениамин Александрович и Нина Александровна Курасовы.

— В семье бабушки было четверо детей: Толя (мой отец), Веня, Нина и Борис. Веня (младший брат моего отца) школу закончил в 1939 году, в аттестате одни пятерки, красивый, веселый, активный, он всегда был первым во всем. После школы поехал в Москву, поступил в МГУ на физико-математическое отделение. И в университете был отличником, его выбрали комсоргом курса. В 41 началась война и Веня сразу же пошел в военкомат, но из университета попросили, чтобы его не брали на фронт, так как на него возлагали большие надежды. Веня несколько раз приходил и получал отказ. Тогда он сказал, что никто не вправе сидеть в тылу, и, если его не возьмут на фронт, он все равно убежит и напишет Сталину. Его взяли. И в мясорубке под Ржевом в первом же бою Веня погиб.

У бабушкиного дома росли четыре березы. И вдруг одна из них с ни с того, ни с сего начала пропадать и в течение одной недели большое, мощное дерево засохло. Бабушка все время плакала и говорила – «Веня погиб! Веня погиб…». И вскоре пришла похоронка… Веня похоронен в братской могиле под Ржевом.