Талдомский район Московской области "журавлиная Родина" осенью перед отлетом тут собираются около 2 тыс. журавлей. Им предстоит перелет в Африку, Индию и Испанию.

 И журавли, печально пролетая… Сегодня Всемирный день мигрирующих птиц    

Столичные орнитологи и их многочисленные добровольные помощники, многие из которых  являются членами общественной организации «Птицы России», в начале октября провели учет птиц в Москве. 

Всего в столице было зарегистрировано 44 вида различных птиц обитающих в самом городе и столичных парках. В ходе общеевропейского учета пернатых EuroBirdwatch 2019 в Москве было зарегистрировано более четырех тысяч птиц, а в самой акции приняло 250 человек.

Корреспондент «Мой Дом Москва» в день, когда отмечается Всемирный праздник перелетных птиц (вторая суббота октября), выпавшая в этом году на 12 октября отправилась в Дмитровский район Московской области проводить отлетающих на юг журавлей.

Для меня, не только как журналиста, но орнитолога, есть два дня в году — особенные. Это встреча перелетных птиц, которая обычно происходит в начале мая, и их осенние проводы.

питомец
Корреспондент «Мой дом Москва» Алина Федорова со своим питомцем на биостанции «Святогорово» (1997 год).

В основном журавли концентрируются пред отлетом на юг в Талдомском районе, который с легкой руки писателя Михаила Пришвина называют «Журавлиной родиной». Ежегодно тут собираются, готовясь к отлету сотни журавлей. Но орнитологи в шутку называем эти поля «Журавлиными аэродромами». Действительно если внимательно наблюдать за птицами, то видно как одна стая улетает, делает прощальный круг над местом взлета, строясь в  V-образный клин, а на освободившееся место опускается другая.

Готовясь к длительному перелету, птицам нужно набраться сил. Ведь во время перелета в Африку Индию и Испанию мест для кормежки у них будет не так много.

Однако в сам Талдомский район, где в это время на дорогах стоят вереницы экскурсионных автобусов и сотни людей наблюдают за «пасущимися» на полях журавлями, решила не ехать. Гораздо интересней наблюдать за журавлями в на полях Дмитровского района недалеко от нашей биостанции в деревне Святогорово. Здесь у некоторых семейных пар журавлей что-то вроде «аэродрома подскока».

На поля между деревнями Думино, Святогорово, Соснино, урочищами Сколепово и Лебедево в это время прилетают в основном семейные пары: папа, мама и молодой журавленок. Его легко можно отличить по еще не такой темной «шапочке» на голове как у взрослых птиц.

Для наблюдения за птицами нужно совсем немного: бинокль, фотоаппарат, блокнот с карандашом, складной рыболовный стульчик, ну и конечно маскировочная одежда чтобы слиться с окружающей средой, не тревожа птиц.

Перешла вброд лесную речку Веля и стала подниматься вверх по косогору в строну Сколеповского урочища. Именно в этом месте рано утром заметила в бинокль опускающуюся тройку журавлей.

На самую гривку косогора решила не подниматься. Журавлей лучше всего наблюдать на краю поля, притаившись в сухой высокой траве, или редком березняке. Если повезет, то гуляющее по дикому полю журавлиное семейство может подойти совсем близко. Иду тихо, часто останавливаясь. Главное не спугнуть птиц. Одно неосторожное движение и журавушки улетят. Это только на больших Талдомских полях, где собираются сотни птиц, они не так осторожничают, ведь по всему периметру стоят «часовые птицы», зорко наблюдая, чтобы к стае не подкрался хищник. В основном это лисы и енотовидные собаки. А в отдельной семье журавлей, пока она не пристала к большой стае, роль охранников поочередно выполняют родители.

Самец занимает небольшую возвышенность, и пока журавушка с детенышем кормятся, зорко следит за их безопасностью. Потом его сменяет самочка. Поэтому подкрасться к журавлиному семейству практически невозможно.

Заняла позицию для наблюдения в березках на самом краю поля. Тишина. Не холодно. Можно снять пуховую куртку. Подышать чистым подмосковном осеннем воздухом, слушать, как опадают золотистые березовые листочки.

Сижу. Смотрю в бинокль на поле. Никого нет. Вспоминаю случай, произошедший с семьей журавлей именно на этом месте лет пятнадцать назад.

В самом конце сентября ко мне на биостанцию приехал мой руководитель, наставник и учитель  председатель Ассоциации «Росохотрыболовсоюз» Александр Александрович Улитин, которого мы  все просто называли Сан Саныч. (Ученый, доктор биологических наук. Академик Российской академии естественных наук (РАЕН), писатель и поэт 1949-2012 гг.)

Сидим с ним на этом самом месте. Сан Саныч наблюдает в бинокль за журавлиным семейством. Делает какие-то записи в своем блокноте. Он всегда на природе стихи писал, а потом нам — охотоведам и инспекторам — их зачитывал. А мы должны были ставить ему оценки. Если не нравилось, тут же комкал рукопись и бросал в печку.

И вдруг семейство журавлей, видно испуганные каким-то лесным зверем, с разгона поднимается в небо. Но только пара. Молодого журавки нет! Только его жалобный крик. Саныч, бросив свою «писанину» бежит галопом по полю. Я за ним, спотыкаясь о муравьиные кучи. На ходу Саныч снимает свою штормовку. Жестом показывает мне:  «Тихо». Крадется и прыгает как рысь на добычу. Я в шоке, не понимая, что происходит.

— Алька, что стоишь, как просватанная! Давай помогай! – спокойно говорит Саныч, укрыв своей штормовкой бьющегося молодого журавля, ноги которого запутались в какой-то ржавой проволоке, судя по всему брошенной местными механизаторами от комбайна сноповязалке.

Трясущимися от волнения руками освободила ноги журавки от металлических проволочных пут.

Пока освобождала детеныша журавля, родители кружили над нами, жалобно курлыкая.

Все. Журка свободен. Саныч ставит его на ножки. Он бежит по полю, часто взмахивая крыльями. Поднимается в небо. Родители «подхватывают» его на крыло. Ставят в «серединку», берут курс на север и вскоре скрываются за горизонтом.

— Ну, что ревешь, как белуга, — смеется Сан Саныч, — все обошлось… Ой, а записная «книжулька» моя где? Наверное, где-то тут посеял. Пошли, Алька, искать.

Естественно, ее нашли возле нашей «засидки».

«Как в урочье «Святогорье», журавель попал в «капкан», Аля бегает по полю, Рвет стальные провода», — тут же сочинил экспромтом Сан Саныч, когда мы довольные и счастливые возвращались на биостанцию.

Вечером у жарко пылающего камина Улитин весело рассказывал всем, как я «героически» спасала молодого журавля, не дав разрушить семейного журавлиного «очага». Причем так «правдоподобно», что я не знала, куда мне деваться от стыда.

«Кырл-кырл-кырл» — раздалось над самой головой. Выбежала на поле из своего укрытия. Журавлиная семья делала прощальный круг над полем набирая высоту. Детеныш, пристроившись в хвост к маме, старательно повторял все движения ее крыльев, ловя нужные восходящие потоки. Меньше, чем через час они прилетят на ЦЖТА (Центральный журавлиный талдомский аэропорт). Там найдут своих знакомых журавлей, с кем сюда прилетели весной, немного отдохнут и полетят большим клином за тысячи километров от своей родины, чтобы весной снова вернуться на историческую родину.

птицы, журавли
Журавлиная семья в полете. Первый самец, за ним самка и замыкает строй молодой журавлик детеныш. Он полностью повторяет все воздушные приемы своих родителей. Учится ловить восходящие воздушные потоки. Только самый способный сможет преодолеть расстояние в несколько тысяч километров.

До свидания журавки! Увидимся.

 

 

Наша справка

Всемирный день мигрирующих птиц  (World Migratory Bird Day) — это глобальная экологическая кампания, цель которой заключается в том, чтобы расширить знания о мигрирующих птицах, их местах обитания и путях передвижения.

Изначально эта международная дата отмечалась в мае, а с 2018 года — два раза в год, во вторую субботу в мае и в октябре.

Исторической предпосылкой учреждению этого Дня стала Международная конвенция по охране птиц, подписанная в 1906 году. Россия присоединилась к Конвенции в 1927 году.

В 2020 Всемирный день перелетных птиц выпадает на 9 мая.

Алина ФЕДОРОВА.

Фото из открытых источников.

 

 

Читайте также:

Улетай, птица, улетай: дикие животные из центра реабилитации вернулись на волю

Прогулка в Дюссельдорфском парке