лисы

Семья лис живет на острове посреди Москвы-реки

Перед самым открытием осенней охоты на водоплавающую дичь позвонил мой коллега-фотокорреспондент, с которым вместе учились в «универе» на журфаке, Сергей Шахиджанян.

— На Москве-реке в районе Южного порта есть остров. Он довольно большой. Называется Безымянный. По слухам рыбаков, на нем кроме бобров и ондатр живет еще и лиса. Я бы и сам на нее с фотокамерой засидку сделал, но до острова нужно на чем-то доплыть. А у тебя байдарка есть. Может быть, сходим на пару? И потом, без тебя лису, если она, конечно, там живет, мне все равно не найти. Ты же у нас главный «зверолог», — шутит Сергей.

Уговорил. Да и самому интересно было выяснить: правда, что лиса живет на острове или байка? Хотя после того как в состав Москвы вошли довольно обширные лесные массивы ТиНАО, где любая охота запрещена, ничего удивительно, что лис развелось в большом количестве. А из-за недостатка кормовой базы, лиса может заходить в город и рыться на помойках, как это делают песцы в Воркуте, и это никого не удивляет.

На самом деле, лисы действительно могут жить на островах больших рек и озер. И даже имеют в зоологии свое название — «островная лиса». Так, называемые эндемики – животные, которые встречаются только в одном месте планеты и больше нигде. Например, в Калифорнии на островах Чаннел живут карликовые островные лисы. Они ближайшие родственники обычной серой лисы, только размером всего с кошку. Карликовый рост островных лис связан с ограниченной кормовой базой. Попали лисы на острова во время последнего ледникового периода.

А в Канаде в районе Великих озер на островах живут волки вместе со стадами северных олений. Волки настоящие пастухи. Они отгоняют от своего стада других волков, никогда не убивают беременную самку и оленей-производителей. Стая волков полностью зависит от численности своего оленьего стада. Если поголовье стада растет, то и количество волков увеличивается и наоборот. Если оленей меньше стало – волчица принесет 1-2 щенят вместо 5-6 и даже 10-ти. Многие считают, что волчьей стаей руководит матерый, самый сильный самец. На самом деле глава стаи — доминирующая самка. Именно она выбирает место для охоты и показывает, какого оленя сегодня надо отбить от стада и задрать на обед. А вот организацией охоты руководит самец — муж волчицы хозяйки волчьей стаи.

А еще лисы и волки — самые заботливые родители. Отец-волк или отец-лис — постоянный объект для игр и забав молодняка. Причем игры эти, как и подобает хищникам, натурально зверские. Если увидите волка или лису с обтрепанным хвостом или порванными ушами – знайте, это так собственные детишки, без меры разрезвившись, отделали собственного папашу, а он терпел как спартанских воин все эти безобразия. Говорю об этом, потому что приходилось наблюдать за жизнью волчьей семьи в непосредственной близости и даже подружиться с ними. Конечно, гладить они себя не разрешали, но куриные окорочка, которые им приносил, поедали с большим аппетитом и откликались на мой голос.

Естественных врагов у лис на острове нет. Если кормовой базы достаточно – почему бы и не жить? Не зря лису в народе хитрой зовут.

Ночью за мной приехал Сергей. Загрузили разборную «байду» и прочее снаряжение в его авто, и по пустынным столичным улицам двинулись в сторону Южного порта.

Почему ночью? А по тому, что пока доедем, пока разгрузимся, лодку соберем – вот уже и рассвет. А предрассветные сумерки, так же как и вечерние, самое время для охоты хищников.

Тихо крадется лиса к бобровой семье, которая всю ночь на пролет осины «пилит» недалеко от берега. Выберет самого молодого, и тихо-тихо к нему подбирается. Один верный бросок, и вот для лисички и ее лисят — ужин, завтрак, а то и обед. Ну а уж про мелких грызунов: мышей, бурундуков, землероек, а ещё лягушек и ужей и говорить не приходится.

лисы, река

Приехали. У причала теплоход «Денис Давыдов» на приколе стоит.

Когда уже светать стало, отвалили от каменного причала, где чалятся небольшие катера и моторные лодки, на середину реки. Перед нами остров. Действительно большой, вытянутый по изгибу реку.

До острова метров сто, не более. Пять минут и мы уже тихо пойдем вдоль заросшего островного берега по течению.

лисы, байдарка, река

Тишина. Ни звука. С Сергеем, мы давно, еще со студенческой скамьи, по лесам и рекам нашей необъятной родины бродим, причем в любое время года. Поэтому понимает друг друга без слов.

Сергей на носу лодки, показывает, место для чалки. Тропинка, судя по всему рыбацкая, уходит в глубь острова. Вытащили лодку на берег. Спрятали в кустах, чтоб «не отсвечивала». Весла с собой забрали. Буквально метров через тридцать вышли на обширную поляну. Мангал для шашлыков, пара столов и перевернутые стулья на них. Рядом напиленные чурбаки. Одним словом —  пикниковая стоянка.

Что ж тут лисе не жить. Всегда есть чем поживиться после массового застолья на природе. Помнится на Белгородчине, в одном из охотхозяйств, где разводили косуль местные охотоведы и егеря, к которым приехал с московской командой на подмогу выдавливать стаю пришлых волков, показали их любимое место в лесу, где охотники «поле» отмечают. («полем» называют удачную охоту на птицу или зверя).

Так местные охотники специально лису прикормили. Чуть ли не ручной собакой стала. Сидит метрах в пяти от стола и ловит кусочки, что ей бросают. Да еще на зов: «Ава-ава» прибегала. Так ее и прозвали — лисичка Ава.

Так что лисой, которая не боится людей, и «тусуется» возле пикниковых стоянок, не удивишь.

От стоянки в разные стороны ведут несколько троп. Пошли по той, что против течения реки. А вот и свежая бобровая погрызка осин. Не очень крупный бобр этой ночью тут орудовал. Ан, нет не один он тут был. С ним еще двое. Пошли по их следам. Но не тут-то было. Бобровую тропу преградили буйные заросли облепихи. Скоро совсем дозреет. Будет, чем лесным птахам подкормиться на зиму.

лес, мидии, река, лисы
Обглоданная речная мидия в лесу далеко от берега. Скорее всего тут обедала ондатра. Выдра поедает мидий на берегу и складывает из них небольшие пирамидки-гурты. Это своеобразный выдровый пограничный столб для других выдр — это место занято.

Обошли заросли облепихи и уперлись в высокий крутой курган, явно искусственного происхождения. Скорее всего, лет пятнадцать назад в этом месте углубляли дно специальными плавучими землечерпалками, а поднятый со дна песок вывали на берег острова. Идеальное место для лисьих нор.

лисы, река, норы

— А почему ты думаешь, что песчаный курган тут навалили 15 лет назад? – спрашивает Сергей.

— Самой старшей березе, которая выросла на кургане, не более 15 лет, остальные — моложе.

Обычно лисица делает основной вход на северной стороне оврага или холма, а вот запасные и «детскую комнату» — на южной, так чтобы лисятки-ребятки могли на солнышке резвиться. Все так оно и оказалось. Нашел несколько лисьих нор, но самой лисы и молодняка дома не было. Оно и понятно. Лисята подросли и теперь бегают за мамкой, постигая навыки охоты.

лисы, река, норы

лисы, река, норы

Вернулись на пикниковую стоянку. Сюда же перенесли вещи с берега. Пошли по другой тропе, теперь по той, что вела по течению реки. Буквально через сто метров вышли на болото, поросшее рогозом и сплошь заваленное топляком. На бревнах полно чаячьего пуха. Сюда птицы прилетят на ночевку вечером, с какой-нибудь ближайшей свалки бытовых отходов.

Если лисы и приходят на водопой, то только сюда. На реке слишком шумно и людно. Постоянно курсируют катера, баржи и туристские теплоходы. Не любят звери быть на виду у людей.

— Я на стоянку, — шепнул Сергей. Я остался, замаскировавшись в кустах. Достал из кофра бинокль и фотокамеру.

Прямо передо мной метрах в семидесяти был крутой, но не заросший густым кустарником берег, на котором росли три молодые березки.

река, лисы

Солнце давно поднялось и начало припекать. Ага, вот и лиса спокойно вышла на примеченный бережок. Стал разглядывать ее в бинокль. Судя по размерам и богатой «трубе» («трубой» охотники называют лисий хвост) был это самец – братец лис.

река, лисы
Лис идет на водопой.

Остановился. Сделал несколько кадров на максимальном приближении, без особой надежды на хорошее качество. Слишком далеко. Ладно, посмотрю на тебя красавчик в бинокль.

Лис подошел к воде и стал лакать. Напившись, пошел вдоль берега и вскоре скрылся из виду. Я занял позицию возле тропы, в надежде что лис пойдет по ней вокруг болотца и непременно выйдет под мой верный «фотовыстрел». Прошло минут пятнадцать. Нет, не идет. Немного потявкал по-лисьи.Обычно так зовет своих лисят мать. В ответ — тишина. До февраля месяца самцы полностью равнодушны к противоположному полу. Да и потом, самец узнает свою самку по голосу, поскольку после спаривания и потом, когда лиса принесет потомство, самец не покидает свою подругу и тоже принимает участие в воспитании малышей. Приносить лисятам «вареную» еду.

Желудок хищных зверей устроен так, что пища в нем может перевариваться довольно длительное время, как бы варится внутри. Когда лиса или лис приходят с охоты, то эту уже подваренную пищу отрыгивают для лисят пока они еще маленькие и не умеют самостоятельно добывать себе пропитание.

Вернулся на стоянку. Показал Сергею фотоснимки лиса. Теперь можно было с уверенностью сказать: лисья семья на острове живет. Зимой они сюда пришли по льду — лиса и еще несколько самцов. Остался, естественно, один — самый сильный. Скорее всего, молодые лисы еще какое-то время поживут с родителями, пока не научатся сами добывать себе пропитание, и зимой по льду покинут родительский дом на острове Безымянный, хотя для меня он теперь будет называться Лисьим.

Андрей ФЕДОРОВ.

Фото автора.

 

Читайте также:

Как соловьи лесную речку делили

Огари давно стали «москвичами»