Илья Иващенко

Когда включается инстинкт оказания помощи

За скупыми строчками отчета

Сообщение о пожаре по адресу: улица Дубининская, дом 41, строение 4 в районе Павелецкого вокзала поступило в Центр управления в кризисных ситуациях по городу Москве 3 августа в 6 часов 18 минут, после чего довелось до оперативного дежурного ГКУ «МАЦ» — Московского авиационного центра. К месту пожара выехал передвижной пункт управления учреждения на базе автомобиля «Форд-транзит» с экипажем из трех человек.

По прибытию пожарных на место  стало ясно, что загорелось нежилое 4-х этажное здание 1917 года постройки. Огонь быстро распространялся, появилась угроза его обрушения. Было принято решение к привлечению авиации МАЦ.

Около 8.00 утра к месту ЧС на Дубининскую улицу вылетел первый вертолет Московского авиационного центра, чуть позже — второй. Оба пожарных вертолета Ка-32А были оборудованы специальными водосливными устройствами ВСУ-5.

В результате тушения пожара экипажи вертолетов выполнили 41 слив, сбросив на очаг возгорания 205 тонн огнегасящей жидкости. По докладу оперативного дежурного, работа авиации Московского авиационного центра при тушении пожара на Дубининской улице составила около 2,5 часов. В районе 11 часов дня пожар на площади 5000 кв м был ликвидирован. В целом, на ликвидацию ЧС, помимо двух вертолетов Московского авиационного центра, было привлечено 23 единицы пожарно-спасательной техники и порядка 80 человек личного состава пожарно-спасательного гарнизона столицы.

Илья Иващенко, вертолет, спасатели, Мац

Обычно за этими скупыми  строчками  информационного сообщения не раскрываются детали происшествия, да о нем все стараются побыстрее забыть: кончил дело – гуляй смело. Между тем 80 участников пожарных спасателей заслуживают особых слов благодарности, и каждый из них – это захватывающий рассказ о мужестве, профессионализме и готовности прийти на помощь – такой вот у этих людей профессиональный инстинкт спасения, и он есть далеко не у каждого из нас.

Кто же достоин неба?

Пилот Илья Иващенко, командир вертолета Ка-32А в тот роковой день, 3 августа, как раз оказался в эпицентре пожара и участвовал вместе со своим экипажем в ликвидации его последствий. Об этом расскажем чуть позже, а пока спросим летчика о том, как он выбрал эту непростую, связанную с постоянным риском, профессию?

пилоты, спасатели, МАЦ

«Пилот профессию не выбирает, просто моя стихия – небо», — просто ответил Илья.

Мальчишкой, как и все в те далекие восьмидесятые прошлого века, мечтал о полетах. Затем была армия, а после, без колебаний, — поступление в Кременчугское летное училище.

Семья оказала поддержку.

«Я был поздним ребенком, моему отцу в прошлом году исполнилось бы 100 лет. Он прошел войну, и как человек военный, выбор мой одобрил. Да и мама возражать не стала, только вздохнула: «Хорошо, что вертолет. Они все же ниже самолетов летают. Типично женское восприятие», — улыбается Илья.

После окончания учебы был направлен в Азербайджан.

«Вертолет – техника уникальная. На нем и людей и грузы можно перевозить, и пожары тушить», — говорит Илья.

В памяти всплывает пожар на буровой установке. До линии огня – надо около 100 км над морем пролететь, а там – люди, огонь. Буровая – целый город посреди морской пучины. Эвакуировали людей, спасали технику… За эту операцию был представлен к награде и…уволен с работы.

Вмешались исторические моменты: конфликт в Нагорном Карабахе повлиял на его карьеру: «Мать у меня была армянка, вот меня и уволили, — вспоминает И. Иващенко. – А награду все таки дали». Затем был Дагестан, и снова военные конфликты, вылеты по спасению людей, доставка грузов. За эту работу И. Иващенко также был представлен к награде.

Затем был переход в московскую авиакомпанию, работал на строительстве объектов к Олимпиаде в Сочи, затем судьба забросила на Камчатку, а потом – снова столица, и по совету друзей, уже несколько лет – работа в Московском авиационном отряде.

Тут главное — самоподготовка

Илья Иващенко с Марусей, вертолет, спасатели, Мац
Илья Иващенко с таксой Марусей.

За 2,5 года, что Иващенко работает в МАЦ, сложных, опасных пожаров на его счету было не так и много. Но вот этот, последний, случившийся 3 августа возле метро «Павелецкая», потребовал от пилота и быстроты принятия решений, и виртуозного управления техникой.

«Мы работали в зоне густонаселенной застройки, где много жилых домов, — рассказывает Илья. – А ведь с вертолетов на пламя мы сбрасывали большой объем воды – более трех тонн! Представляете последствия, если промахнуться? Поэтому работали очень осторожно, для чего требовались очень точные расчеты.

Трудность еще заключалась и в том, что сам пожар проходил при безветренной погоде и теплый воздух от пламени образовывал мощную подъемную силу. Я поднял вертолет не на 70, а на 90 метров, и когда зашел в плотный дым, машину сильно тряхнуло – мы поднялись вверх. Опасность (и все мы это понимали) состояла в том, что если горячий дым от пылающего огня попадет в двигатель, он просто его остановит… Времени на принятие решения – считанные секунды. Тогда я чуть увеличил проходную скорость, уменьшил тягу двигателя и, таким образом, оставался на одной высоте. А дальше  за нами шла вторая машина. Мы в это время сбросили в эпицентр огня воду, поднялся еще и пар, и второй вертолет еще больше швырнуло в сторону. Но ребята удержались, нам удалось с этой задачей справиться. Когда огонь ушел вниз, тушить стало гораздо легче.

Плюс был такой момент – по командам руководителя тушения пожара, мы сбрасывали воду не только на очаг возгорания, но и на окружающие постройки, чтобы предупредить распространение огня на них, в том числе и на стоящую рядом АЗС.

Так что в таких вот ситуациях нужны знания особенностей тушения того или иного пожара, техники и методики пожаротушения, потому что на то, чтобы открыть учебник и прочитать, что написано по инструкции, просто нет времени. Поэтому в этом  главное – самоподготовка, опыт и, отсутствие боязни (но ни в коем случае не бесшабашный экстрим!) Плюс к этому, конечно, слаженная работа всего экипажа и четкое взаимодействие со штабом пожаротушения.

 С расшатанной психикой в небе делать нечего

— А кто достоин этой профессии?  — спрашиваю Илью.

— Человек должен быть к ней подготовлен. Спортивная подготовка плюс обостренное чувство справедливости. Конечно, тем, кто любит пивко, или, не дай бог, балуется наркотиками, у нас не место. С расшатанной психикой в небе делать нечего.

— А если человек, скажем, трусоват, а все равно мечтает о небе…

— Вспомните эпизоды с горящими самолетами. Кто-то, рискуя жизнью, спасал свои вещи, ценности. А кто-то – людей. Я не осуждаю первых, просто у них нет этой прививки, когда включается инстинкт спасения. Но я знаю людей, вроде и не таких, прямо скажем, отчаянных, когда после первого боевого крещения они становились настоящими спасателями. Этот стержень в человеке либо есть, либо отсутствует, так что, в  любом случае, выбор остается за каждым.

Нина ДОНСКИХ.

 

Читайте также:

Московские спасатели: — Безопасность – превыше всего

В Международный День друзей Маруся приглашает в Строгино