Зачем городить забор?

Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов призвал отказаться от заборов в городе. Первая мысль – как, ото всех? Потом читаешь: «Правильные дворы не должны быть огорожены заборами, которые являются признаками нездоровой среды, однако сейчас в Москве их количество «зашкаливает». Уффф. Пронесло. Гнев чиновника вызвали только заборы дворовые.

Без заборов в городе, конечно, не обойтись. Стройку оградить надо? Надо, всенепременно! Потому что котлован, сваи, краны (не стой под стрелой) и машины, которым на выезде, у ворот, обмывают колеса от разрытого грунта.

Детский сад оградить надо? Надо! Вон сколько случаев: то в Тюмени мальчик самостоятельно ушел с территории детского сада, то в Новокузнецке, то в Нижнем Новгороде… Так то за ворота! А если бы заборов и ворот вообще не было бы?

Нет, речь только о дворах. По мнению Сергея Кузнецова, забор – это признак нездоровой среды и в идеальном дворе его быть не должно.

— Изначально сама территория должна быть спланирована таким образом, чтобы членение пространства на общественные и частные зоны, на двор, улицу, парк и так далее читалось без всякой дополнительной навигации. В противном случае возникают всякие рудименты вроде заборов, — считает он. И посетовал, что если сравнить километраж заборов в Москве с европейскими городами с квартальной системой – например, в Берлине, Париже и Барселоне, то в Москве он выше в несколько раз.

Тут можно добавить, что если сравнить количество жителей (и, соответственно, количество домов и дворов), то оно тоже будет в Москве выше в несколько раз. В Москве проживает 12,5 миллионов человек (по данным Росстата). В Берлине 3,6 миллиона – в 3,5 раза меньше. В Париже 2,2 миллиона – в 6 раз меньше. А в Барселоне так вообще 1,6 миллиона жителей  — уже не в несколько раз, а на порядок меньше.

Еще один важный фактор – плотность населения. От нее напрямую зависит величина дворов и возможность городить заборы. Так вот, из всех упомянутых городов в Москве достаточно вольготно жить. Плотность населения в нашей столице – 4882 человека на квадратный километр. В Берлине, правда, еще вольготнее – 3947 человека на квадратный километр. А вот в Барселоне уже 16 тысяч, а в Париже так вообще 21 тысяча населения на один несчастный квадратный километр! Ну и куда тут еще и забор приткнуть? Ограждать-то по сути дела нечего!

В общем и целом со словами главного архитектора можно и согласиться. Если из дома к любимому магазину нельзя пройти напрямки, а нужно огибать вдоль забора соседний дом, жильцы которого решили последовать примеру Марка Цукерберга и возвели вокруг своей территории двухметровое нечто – то это неприятно. А ощущение безопасности, которое дает забор – ложное, тут тоже с Сергеем Кузнецовым можно согласиться.

Тут опять-таки надо уточнить. Именно дворовой забор не делает территорию безопасной. Потому что сам по себе забор – это просто конструкция, через которую злоумышленник легко перелезет. В идеале к нему в дополнение должны идти видеокамеры, охранник и сигнализация. А это уже совсем другие деньги и другие согласования.

Откуда заборы (а также и шлагбаумы) берутся в наших дворах, в принципе понятно. Серей Кузнецов назвал это «плохим планированием» и «признаком нездоровой среды». В большинстве случаев речь идет о парковочных местах. Да, в этом наше отличие от многих европейских городов, в том числе и тех, к чьим заборам аппелирует Сергей Кузнецов. В Европе новые кварталы чуть ли не со времен Второй мировой войны строились с учетом того, что автомобиль – это вполне доступный атрибут, который может купить даже семья со средним достатком. В Советском Союзе вплоть до 80-х годов личные автомобили распределялись по очереди, по квоте, и получит его было ой как непросто. И потому, когда у нас появилось много машин – появилась и нехватка парковочных мест.

А если в доме организовано ТСЖ, да придомовая территория приватизирована, да площадка на свои кровные оборудована и благоустроена, скамеечки за свой счет поставлены, а тут дети из соседних дворов свои качели-карусели регулярно ломают, да на наших покачаться тянутся, да шпана лезет на лавочке пивко потянуть, соседи каждый день мимо окон ходют и ходют, удобно им видите ли, да мы ж по закону право имеем поставить заграждение по своему выбору, согласовав его с местными властями, МЧС, полицией и «скорой помощью»…

За примером лично мне достаточно выйти из подъезда. Соседний дом, улица 2-я Синичкина, 11а. На местном сленге – «голубой гад». Обнесен высоким забором. Вход заделан шлагбаумом. И если до его постройки в детский садик и в магазин можно было пройти, просто завернув за угол, то теперь приходится делать крюк в четыре квартала.

Тем не менее, можно назвать случай, когда забор во дворе категорически необходим. Это – если там построена площадка для игры в мяч. С футбольными воротами и баскетбольными кольцами. Тут все понятно – иначе мяч быстро переколотит стекла домов и машин.

Это я к тому, если вдруг московские власти объявят крестовый поход против заборов, то он не должен проходить по сценарию борьбы с пьянством эпохи Горбачева (с вырубкой элитных виноградников) и посадки кукурузы времен Хрущева. Все-таки вино – это не самогон, кукуруза за Полярным кругом не растет, а без заборов в городе не обойтись.

В Москве – в отличие от Парижа и Барселоны – достаточно места, чтобы городить заборы. Только вот всегда ли это необходимо?

Майя Пчелкина.