Константин Фам: «Трансформацию не остановить»

Константин Фам: «Трансформацию не остановить»

26 июля в Москве в ЦДМ «Формула Кино» состоится премьерный показ киноальманаха Константина Фама «Свидетели», который посвящен жертвам Холокоста. Киноальманах создавался на протяжении семи лет и включает в себя три короткометражных картины: «Туфельки», «Брут» и «Скрипка». Кино стоит посмотреть самим и показать детям: чтобы помнили и знали, что злобу и насилие нужно уничтожать в себе в самом зародыше. Казалось бы, что общего между этой темой добра справедливости и благоустройством большого города? Но как оказалось, что аналогий здесь можно найти. И немало.

— Константин, на ваш взгляд, такой большой город, как Москва, вызывает раздражение или восхищает?

— У меня странный роман с Москвой, но, как известно, – «Москва слезам не верит», и для того, чтобы она тебя приняла нужно пройти через испытания. Я приехал сюда в 21 год и смог полюбить город только спустя двадцать лет. В первые годы моя жизнь была связана с ВГИКом и телецентром Останкино — я жил на ВДНХ, потом Алтуфьево и уже позже переехал в центр. В последнее время Москва мне нравится все больше и больше. Я часто путешествую по разным мировым столицам и считаю, что в Москве идут потрясающие процессы и изменения. Москва ежедневно меняется и это процесс невозможно остановить. Это не тот «ремонт», от которого можно скрыться, переехав на дачу или на другую квартиру, нет.

Процессы идут в реальном времени. Москва – это живая структура, которая постоянно трансформируется. Я это развитие постоянно замечаю. Все меняется и мне это нравится. В целом, я не люблю большие города, а вот Москва меня восхищает.

— По аналогии с «Туфельками», которые являются главным героем киноновеллы, давайте представим человека в коляске, который передвигается по городу. Лица не видно. Удобно ей, этой коляске, ездить по мостовым, заезжать в ресторан, путешествовать по городским скверам и паркам?

— Тут скорее не про удобство. Москва – это живой организм, столица огромной империи, в которой пересекаются разные национальности, которые приносят сюда свою культуру и историю.

Все постоянно меняется. Я половину времени передвигаюсь на общественном транспорте и вижу, что стало гораздо удобнее ездить, чем было лет десять назад. Помню в 2008 году я год провел в коляске и на костылях, получив серьезную травму на горных лыжах. Тогда приходилось посещать много медицинских учреждений — пандусов для инвалидов практически не было. Буквально несколько дней назад мы снимали для нашего проекта сцены в больнице и мне пришлось выбирать медицинский объект из большого количества. Так вот теперь пандусы есть везде.

— Еще одна аналогия – уличное освещение. Что могут рассказать старые уличные фонари? Не страшно ли в городе ночью?

— Сейчас нет. Когда я только приехал в Москву в 1991 году, да, многие районы вызывали у меня страх, не хотелось выходить на улицу без бейсбольной биты или в сопровождении. Сейчас другая картина. Очень показательно, на мой взгляд, прошел чемпионат мира по футболу. Насколько я знаю по статистике, несмотря на огромное количество людей и иностранцев, в Москве не было никаких происшествий. Весь мир еще раз убедился, что Москва – это гостеприимный, современный город — растущий организм, в котором происходит постоянное движение…

— Так какой он, на ваш профессиональный взгляд, наш город – добрый или злой?

— Все зависит от того, что ты испытываешь внутри. Кто-то любит Москву, кто-то ненавидит. Это зависит от состояния, в котором ты находишься. Каждый видит ту Москву, которую хочет видеть. Только что у нас съемках были актеры Ленн Кудрявицки из Берлина и Маша Кинг из Нью-Йорка. Они были просто в восторге. «Как же у вас чисто – у нас в Манхэттене такая грязь… Как же у вас вкусно – я забыла вкус настоящих продуктов… Какие вы здесь все простые и классные». Я не хочу петь оду, но это живая речь живых людей. Я ничего не придумываю. Москва – настоящая мировая столица. В силу работы, я постоянно передвигаюсь по Москве на такси и собираю истории таксистов. Все ребята-таксисты — люди разных национальностей, уникальные, большинство приезжие и не имеют по сути отношения к нашему городу, а вот мы все вместе здесь живем, трудимся, рожаем детей и хотим для них лучшей жизни. И Москва – это тот город, который нас принимает.

— Ваше любимое место в городе и с чем оно связано?

— Мое любимое место – это район метро «Белорусская». Тверская застава – это мое место силы. Не центр, и не окончание города, но, как будто пересечение каких-то важных дорог. Я часто езжу в Европу, по миру и отсюда дорога ведет в аэропорт Шереметьево. А еще мои еврейские родственники жили в Белоруссии. Можешь оказаться в аэропорту и улететь, куда угодно. Можешь сесть на поезд и уехать в Минск-Варшаву, а можешь пешком пойти в центр и через десять минут оказаться в любом театре или в Кремле.

Нина ДОНСКИХ.